Глава VIII. В поиске точных эквивалентов

Подобно тому, как русский язык иногда кажется американским студентам непостижимым, так и английский для русских может стать немалой головной болью. Хотя здесь в устном повседневном обиходе почти нет длинных предложений и цветистых фраз, речь людей на неродном языке всегда чревата целым рядом типичных ошибок и подчас производит эффект, противоположный желаемому. Это становится очевидным прежде всего в тех случаях, когда иностранец, например россиянин, наталкивается не на грамматические, а на культурологические проблемы, и значительно осложняется, когда он интенсивно изучает английский язык путем подражания его носителям.

Первым и очень опасным соблазном для русскоговорящих людей является тот безграмотный жаргон, который сейчас очень распространен в Америке, особенно в молодежной среде. Состоит он главным образом из ничего не значащих, «пустых» слов (verbalfillers). Взять хотя бы такую фразу: Uh, like, so, man, you know what I mean, he like, goes and then I go… В переводе на обычный английский это значит: Не said and I replied. Увы, этот воляпюк порой слетает с языка людей даже из вполне приличной среды. Когда же эта лексика проникает в язык англоговорящего русского, он выглядит малограмотным иностранцем, да еще со странностями.

На улицах больших городов США сегодня можно часто слышать, как носители английского языка неправильно употребляют like не только в качестве «словесной воды», но и в значении approximately («приблизительно»). Если американец не уверен в точном количестве чего бы то ни было, он иной раз может сказать: Не has, like, four sisters, или It costs, like, five hundred dollars, что звучит как словесная шелуха из уст не очень образованного человека. Английский язык сегодня переполнен подобными «ленивыми» заменителями правильных грамматических конструкций и слов. Как среди молодежи, так и среди людей постарше в ходу фразы you know или you know what I mean, которые вставляются почти во все предложения. У русских тоже имеются подобные сорняки: «знаешь», «понимаешь», «значит», «так сказать», «типа».

Особенно засоряют английский язык отдельные словечки, которые просто падают с неба, неожиданно становясь модными: (buzzwords). По частоте употребления среди них на первом месте стоит, вероятно, awesome («потрясно»), что означает похвалу: How did you like the movie? — Wonderful — it was, like, awesome. Одна американка рассказывала мне, как во время собеседования претендент на хорошую должность чуть не на каждый вопрос отвечал: It’s awesome [100]. Понятное дело, работа ему не досталась. Часто при обмене репликами между молодыми людьми можно услышать слова cool (That was a really cool movie), что по-русски значит «классно», или hot (baggy jeans are hot now), то есть самое модное, популярное. Сбивают русскоговорящих и общепринятые разговорно-жаргонные выражения with it (He’s really with it — «он здорово сечет, врубается») и out of it — (She’s / really out of it / never seems to understand what we’re talking about («она не врубается, не просекает фишку»). Наконец, в моду сегодня вошло также слово totally, которое используется вместо completely или absolutely: The play was totally awesome («потрясающая, сногсшибательная пьеса»).

Поскольку американцы воспринимают жизнь не столь эмоционально, как русские, в их языке гораздо более скромное место занимают уменьшительно-ласкательные формы [101]. Это относится и к именам собственным, и к нарицательным. В английском языке нет того изобилия уменьшительных суффиксов, которыми богат русский, со всеми его формами для выражения уменьшительно-ласкательного отношения к окружающим. Но носители английского не создают подобные формы, так как не испытывают в этом необходимости. Если Мария для русских друзей может быть Машей, Машенькой, Машуткой, Марусей или Мусей, то для американцев она всегда просто Маrу: в английском языке у этого имени нет устоявшихся уменьшительных форм. Они отсутствуют у большинства имен собственных, и попытки их придумать удаются нечасто. Такие искусственно созданные формы, как Marykins, little Mary или baby Mary, звучат неестественно, а то и оскорбительно.

У целого ряда английских имен есть, конечно же, и краткие формы. Так, Роберта в кругу друзей могут называть Bob, Rob или Robbie. Но перед тем как употребить одно из этих обращений, обязательно спросите у Роберта, если он ваш новый знакомый, какое из уменьшительных имен он предпочитает. Вместо имени William можно использовать Bill или Billie, вместо имени James — Jim, Jimmie, Jamie или Jack. Но помните, если назвать человека непривычным для него именем, он может обидеться.

Некоторые нарицательные имена существительные имеют в английском языке уменьшительно-ласкательную форму: dog — doggie, cat — kitty, но их использование требует большой осторожности. Большинство таких существительных, например, horsie вместо horse, употребляются, главным образом, детьми, а взрослыми — в отношении к любимым домашним животным. Фраза the dear little boy оказывается явно ироничной: Yesterday we left the dear little boy alone — and he broke our best china. Попытки перевести русские уменьшительно-ласкательные слова (чашечка, ложечка, ребеночек) могут только позабавить американца, в лексиконе которого нет выражений типа a little spoon или a little сир of coffee. Буквальный перевод таких русских слов, как «милая, дорогуля, ласточка, солнышко» или «лапочка» в английском языке просто не срабатывает. В лучшем случае это звучит странно, в худшем — уничижительно. Если назвать американскую девушку girlie, она воспримет это как оскорбление. Выражение the dear little one по отношению к ней вызовет смех.

Вследствие того, что в США сейчас немалое влияние во всех сферах жизни приобрели феминизм и политкорректность, мужчины даже в неофициальной обстановке стараются не называть женщин ласковыми именами — разве что при интимном общении. Как сказал один российский комментатор, «американские феминистки, если кто смеет обратиться к ним с ласковыми словами: «милочка, деточка, лапочка», и т.п. — пишут в газеты возмущенные письма… В пособии, например, учат девушку: если какая-нибудь сволочь посмела тебя назвать «милочкой», четко и сердито отвечай: «я не милочка, а человек, профессионал не хуже тебя» [102]. Со словами dear, honey или даже sweetheart к женщине может обратиться продавщица или официантка, но вот иностранцам, а в особенности мужчинам, подобные формы лучше не употреблять.

Конечно же, в разговорной речи они используются — влюбленными, супругами, родителями в обращении к маленькому ребенку, хотя в других ситуациях оказываются чуждыми не только феминисткам, но и прагматическому мышлению американцев вообще.

Если говорить о языке интимного общения, то влюбленные, разумеется, называют друг друга sweetheart, darling, honey и пр. Что касается поведения в стенах спальни, то здесь американцы удивительно разговорчивы: осыпают своих возлюбленных потоком слов, комментариями к происходящему, спрашивают, какие ласки для нее или для него особенно приятны. Часто задают вопрос: Did you соmе?, что означает: «Тебе было хорошо?» В этой ситуации глагол to соmе соответствует просторечному русскому «кончать». На вопрос Did you finish? любовник рискует получить пощечину, поскольку для его жены или любовницы сказанное означает нечто оскорбительное: «Ну, что мы, наконец, покончили с этим неприятным занятием?»

Американцы не часто используют пословицы и поговорки. Изредка можно услышать: Look before you leap («Семь раз отмерь») или A chip off the old block («Яблоко от яблони недалеко падает»), но образованные люди подобных выражений, как правило, избегают. И не надейтесь, что американец поймет буквальный перевод русской пословицы «Купить кота в мешке» (английский эквивалент — То buy a pig in а роке). Если же вы заговорите о cats in bags, американец от изумления вытаращит глаза.

В отличие от русских, американцы реже используют выражения, связанные с распространенными суевериями. Так, например, в Америке без колебаний обмениваются рукопожатием через порог и не понимают, что значит «плюнуть через левое плечо», «типун тебе на язык» или «ни пуха, ни пера» и ответ на это последнее — «к черту» (выражение, соответствующее английскому to break a leg, но сейчас оно звучит несколько старомодно).

К взаимонепониманию приводят и различия в синтаксисе обоих языков, связанные со способами передачи новой информации. В русском языке новая информация, как правило, сдвигается к концу предложения или высказывания: «В комнату вошел молодой человек». В английском же используется два способа подачи «новостей». Фразы или пассажи, содержащие только новую информацию, строятся так, чтобы наиболее важные факты были в самом начале: A young man came into the room. Если же новая информация составляет только часть сообщаемого, она, как и в русском, сдвигается к концу фразы: «Он (этот молодой человек) держит в руках портфель» — Не (the young man) was holding on to his briefcase. Вследствие своей скованности правилами синтаксиса, обязывающими подавляющее большинство предложений начинать с подлежащего, английский язык не столь гибок, как русский. В последнем словопорядок позволяет свободно переставлять члены предложения, а самая важная информация размещается в подлежащем, которое может стоять на любом месте: I came across a very interesting letter — «Мне в руки попало весьма любопытное письмо» [103].

Американцев, даже очень хорошо владеющих русским языком либо говорящих на нем почти без акцента, нередко выдает неумение справиться именно с этой особенностью русского синтаксиса, поскольку каждое русское предложение они начинают с подлежащего. Напротив, в английские высказывания, несущие много новой информации, американцы легко и естественно вводят самое важное в начало фразы: Mr. Johnson, who is the new vice-president of our company, will now say a few words to all of you. В русском варианте эта фраза будет звучать так: «А сейчас несколько слов вам скажет новый вице-президент нашей компании г-н Джонсон».

Однако нагнетание информации, завершающееся самым важным только в самом конце русского пассажа, иногда воспринимается американцами как преднамеренная «задержка» информации или дешевый риторический прием. Но подобная «задержка» применяется и в английской речи, в частности, в телепрограммах при объявлении победителей (например, на конкурсе красоты): And now, at last, here she comes, here she is — the lovely — Miss Nebraska! Или же в ходе предвыборных кампаний, когда публике представляют кандидатов: And now I give you — a man of honor, a man of his word, a man who has your interests at heart, the next President of the United States, Mr. X!!!

Сдвиг «новостей» на конец высказывания в русском языке также создает у американцев впечатление, что их поддразнивают. Фраза типа: The book I’ve read by this young French author is really amazing — the command of the language, the sense of style, the intricate plot in the novel, the talent shown by Mr. Dupont… не соответствует ожиданиям слушателя — носителя английского языка, который хочет сразу же знать, каково в этом предложении подлежащее: Mr. Dupont, a new young French author, is amazingly talented. His command of the language, sense of style… и т.д. Необходимость ждать вызывает у американца неприятное ощущение, как будто говорящий сознательно играет с ним в прятки, а не переходит прямо к сути дела.

Взаимонепонимание между русскими и американцами зачастую объясняется также разницей в интонации двух языков. Английская интонация русским кажется крайне «сдержанной». Если в английском вопросе воспроизвести русскую резко повышающуюся интонацию на одном слове в середине вопроса [104], например, «Это ваша ручка?» — Is this your pen?, то американцу покажется, что говорящий раздражен или сомневается в достоверности сказанного. Хотя в английском языке и делают ударение на слове, которое желают выделить, резкое повышение интонации на этом же слове отсутствует. В английском фраза без вопросительного слова представляет собой не столько вопрос, сколько приглашение (как в русском предложении: «Пойдем в кино?»), и не произносится с резким подъемом голоса, а требует конструкции со вспомогательным глаголом.

Неправильно: We’re going to the movies? Произнесенное с неправильной интонацией, с резким повышением голоса, это предложение на английском звучит или как приказ, или как выражение удивления: How come, we’re going to the movies? We have to study!

Правильно: Shall we go to the movies? Would you like to go to the movies?

В русско-американских браках многие американские супруги жалуются, что муж (или жена) отдает им приказы или диктует, что следует делать. И все из-за неправильной интонации. В зависимости от интонации предложение We’ll invite them for next Friday evening может быть воспринято как повествовательное или как вопрос.

Английская фраза с интонацией небольшого подъема и ударением на последнем слове или на последних словах означает, что говорящий сомневается в своем высказывании и ждет его подтверждения. Если в предложении Your name’s John (?) интонация повышается на слове John, то это вопрос, а не повествовательное предложение. Фраза же John Smith was elected mayor of New York (?!). произнесенная с повышением интонации, указывает на желание говорящего услышать подтверждение факту, который он сам считает маловероятным. Более того, в последнее время многие утверждения в английской речи произносятся все чаще с интонацией, повышающейся в конце фразы: We are moving the office to the fourth floor или He got the job of vice president. Именно из-за этого фразы подобного рода часто воспринимаются как вопросы, хотя они таковыми не являются.

Поскольку понижение интонации в английском языке используется для сообщения факта, то вопросительное предложение с такой интонацией является в сущности риторическим вопросом. Фраза Will you ever learn? произнесенная с понижением голоса, звучит саркастически: You’ll never learn [105]. Ошибки в интонации в таких случаях очень опасны.

Существует много русских слов и целых фраз, которые при буквальном переводе на английский укрепляют американцев во мнении, что русские — довольно странный народ. В английском языке гораздо меньше приставок, и если пытаться перевести их на английский буквально, результат, как правило, бывает плачевный. Вот несколько примеров:

Некоторые глаголы движения

Он сейчас подойдет.

He’s coming, Не’ll be here in a few minutes. Глагольную приставку перевести буквально нельзя. Такой перевод меняет смысл, и фраза He’ll come by, означает, что человек, идя мимо, зайдет ненадолго.

Сможешь меня подбросить (до универмага)?

Если нет указания на место, предложение можно перевести как: Could you give me a lift? /ride? / Could I go / come with you? Если место упоминается («до универмага»), то возможны следующие варианты перевода: Could you let me / drop me off at / take me as far as…