Истина Школы ожидает в приемной

Жила-была Истина Школы.

Чистая, полная, Богом сотворенная.

Она обслуживала школы всех планет Вселенной и всюду несла Божью Мудрость.

«Помогу землянам», – сказала она и спустилась на планету Земля.

Прилетела к директору первой земной школы, с надеждой, что ей порадуются.

– У меня мало времени, – предупредил директор, – скажите коротко, что вам надо?

Он был погружен в бумаги и не взглянул на Истину, ее обаяние не задело его.

– Я – Истина Школы, примите меня...

Но директор грубо оборвал ее.

– Какая еще Истина... У нас тут своя истина! – загремел он и, не поднимая головы, указал Истине на дверь.

Огорчилась Истина. Не ожидала такого.

Полетела она к директору второй земной школы.

Тот мельком взглянул на нее, ибо остановить взор на ней не смог.

– Что вам нужно? – спросил он подозрительно.

– Я – Истина Школы, примите меня! – попросила она умоляюще. – Я могу...

– Истина Школы?! Впервые слышу о такой профессии... Какое у вас образование? Какой опыт? Хулиганов держать в руках умеете?

– Но я же Истина, во мне опыт миллионов лет... Берите мою мудрость...

– Знаю вашу мудрость, – перебил директор раздраженно, – любить детей, ведь так?

Истина кивнула головой:

– Так, но...

– Быть к ним справедливыми, не так ли?

– Так, но...

– Какое еще «но»! Воспитывать их гуманно, так ведь?

– Так, но... – проговорила Истина смущенно.

Она хотела сказать: «Так, но нужна вера в Творца».

Директор не дал ей высказаться.

– Поработайте с вашей мудростью где-нибудь в другом месте, приходите потом, может, примем!

И разговор закончился, директор спешил на совещание: «Борьба против того, чего хотят ученики». Обиделась Истина. Прилетела она к директору третьей земной школы.

– Я – Истина Школы!.. Примите меня!..

Директор готовил отчет для аттестации школы.

– И чего нам от вас ждать?

Он посмотрел на нее и почему-то покраснел. Истина произнесла все святые слова и закончила:

– Бог... Вера... Гуманность...

Директор хитро прищурил глаза, задумался. Потом приказал:

– Пиши заявление!

Счастливая Истина тут же написала заявление.

Директор наложил резолюцию и вызвал заместителя по хозяйственной части:

– Выполняй! – приказал ему и передал заявление.

Заместитель по хозяйству забрал Истину, поместил ее в большую красивую рамку и вывесил на стене на самом видном месте.

Приходили родители, знакомились с Истиной Школы.

– Мда... – говорили они и отдавали своих детей в эту школу.

Приходили проверяющие, читали и перечитывали Истину Школы, вывешенную на стене.

– Мда... – говорили они задумчиво.

И писали о школе хвалебные слова.

То и дело подходили к вывеске учителя, грустно глядели на Истину.

– Ну и ну! – проговаривали они смущенно и отходили.

Однажды заметили Истину Школы дети.

– Какая красота! – восхитились они. – Как было бы здорово, если бы у нас все было бы так, как она!

И только их чуткое сердце и тонкое зрение увидели, что Истина плачет.

– Ей здесь плохо... – сказали они. – Давайте отпустим ее на волю, раз в нашей школе ей грустно... Может быть, найдет другую школу, где ей будет хорошо!

Они сняли со стены раму, разбили стекло и сказали Истине:

– Лети... Если не нам, может быть, достанешься другим!

Истина полетела к директору четвертой, потом пятой, потом шестой школы.

А директор третьей школы объявил вознаграждение тому, кто выдаст правонарушителя, сорвавшего со стены собственность школы, а самому правонарушителю обещал строгое наказание.

Истина Школы в это время сидела уже в приемной директора седьмой земной школы.

Предстанет она, наконец, перед ним, произнесет все святые слова и закончит: «Бог... Вера... Вера в Творца...» Однако поймет ли директор, что незримое присутствие Бога в духовной сущности образования есть Истина Школы? Или же посадит он эту Истину в клетку как экзотическую птичку и передаст в кабинет биологии, чтобы ученики любовались ее красотою?

Истина в приемной, но директор не спешит ее принимать, он пока занят.

 

* * *

 

Но это же Седьмая земная Школа!

Директор этой школы, стало быть, иной мыслитель.

Сам ищет Истину.

И вот она у него в кабинете.

Он сперва растерян.

Потом сосредоточивается.

Перебирает каждое святое слово Истины.

Потом раскаивается.

Потом собирает в себе все свое мужество, волю, все свои духовные силы и устремляется к свершению Истины Школы.

Где завучи?

Соберите всех учителей!

Соберите всех учеников – всех, всех!

Соберите всех родителей!

Поймите Истину Школы! Начнем жить в Истине Школы!

Кто порадовался и остался рядом с директором.

Кто возмутился и покинул его. Может быть, станет врагом.

Кто не понял, но чувствознание подсказало: будь рядом!

А ученики – все, все, все – восхитились красотой Истины и мужеством директора.

Истина сложила в Школе Педагогический Ансамбль.

Начались репетиции.

Приходите через семь лет – на торжества Истины Школы!

 

Книга жизни

 

Была у людей дарованная Богом Книга Жизни – Голубиная Книга.

Она покоилась в Храме Знаний.

Книга была чудотворная: каждый день в полночь в ней появлялась новая страница, на которой были записаны новые знания.

И был у людей Мудрец, которому были доверены Храм и Книга.

С наступлением полуночи он с трепетом ждал мгновения, когда ниоткуда возникала новая страница. Потом до восхода Солнца с упоением изучал новые знания. А с восходом Солнца выходил на площадь и сообщал о них народу – и взрослым, и детям, и мужчинам, и женщинам, всем, всем, всем.

Люди, воодушевленные мудрецом, в тот же день претворяли в жизнь новые знания, и жизнь их становилась краше, радостнее, умнее и светлее.

Это движение к Свету называли они эволюцией.

Творчество и устремленность облагораживали каждого.

Люди не забывали о Творце, восхваляли Его и были щедры и добры ко всем.

Но вот однажды, когда Мудрец молился у алтаря перед Книгой Жизни – Голубиной Книгой, и с трепетом ожидал появления новой страницы, откуда ни возьмись возник перед ним лукавый в облике ангела.

И он сказал Мудрецу строго:

– От имени Бога запрещаю тебе впредь давать людям знания из новых страниц!

Он положил камень на только что появившуюся страницу.

Мудрец обеспокоился.

– Что же тогда я буду говорить людям?!

Ответил лукавый в образе ангела:

– Говори только о знаниях, которые записаны на страницах, открывшихся до сегодняшнего дня!

– До каких пор так будет? – успел спросить Мудрец.

– Пока не будет снят запрет! – и лукавый исчез.

Опечалился Мудрец.

Но подчинился запрету, ибо, как он поверил, запрет был от Бога.

Шло время, шли годы.

Страниц под камнем стало во много раз больше, чем страниц, дозволенных для чтения.

Мудрец, как и прежде, встречал в полночь появление новой страницы. И страстное любопытство заставляло его отодвигать камень и постигать новые знания. Они были чудесными и восхитительными и могли бы продвинуть жизнь людей дальше. Потом опять клал камень на место, выходил с печальным лицом на площадь и нудно повторял людям старое.

Со временем, отдалившись от новых знаний, люди становились безликими. Жизнь для них помрачнела и погрустнела. Цветы, которые расцветали в их душах, увяли и покрылись зарослями. Сорняками покрылась и жизнь. Люди быстро начали стареть и рано умирать. И с детьми тоже происходило что-то неладное: они взрослели не как дети, а как старики, и были недоумками.

Книга Жизни – Голубиная Книга, дарованная от Бога, была забыта. Было забыто и имя Бога.

И вот однажды, войдя в полночь в Храм Знаний, Мудрец увидел у алтаря Книги Жизни маленького дряхлого мальчика. Сбросив камень с Книги, он с упоением и самозабвенно вчитывался в запретные страницы. По тому, как он читал, с него сходила преждевременная старость; дочитав только что появившуюся свежую страницу, перед Книгой Жизни – Голубиной Книгой стоял двадцатилетний одухотворенный молодой человек.

Он обернулся и увидел Мудреца, напуганного тем, что нарушен запрет.

– Мудрец, – сказал молодой человек, – я слушал тебя десять лет и, слушая, не рос, а старел. Для моего роста мне нужна была свежая пища для духа, а ты давал мне и другим пищу негодную! Почему ты положил камень на эти чудесные страницы?

Мудрец опустил голову и виновато сказал:

– Не я положил камень, а посланник от Бога!.. Он запретил...

Но юноша не стерпел:

– Мудрец, Бог не мог такое допустить, ибо Сам подарил людям Книгу Жизни – Голубиную Книгу!.. Запрет этот от лукавого, и он в тебе самом!..

Юноша подошел к Мудрецу, взглянул ему в глаза и сказал с мольбой и надеждой:

– Мудрец, народ страдает и гибнет, надо спешить... Ну как, пойдешь со мной на площадь, чтобы объявить людям о новых знаниях, или ты будешь ждать снятия запрета?

 

Это о нас, учитель!

Дождемся ли, пока армия спасения принесет нам весть о снятии запрета, или, не медля, расскажем своим ученикам о горизонтах познания?

Какой нужен ученикам учитель?

Нужен учитель, который идет новыми путями, и каждое слово его, каждый поступок несут печать незабываемой новизны – это есть Истина Школы.

Учитель

Увидел Бог, что множились пороки людей и порочными становились всякие их помыслы, и Он сказал: «Сотру с лица земли человека, которого сотворил Я». Но сжалился Он над людьми, ибо любил их, созданных Им по образу и подобию Самого Себя.

Но люди возомнили о себе, и мысли и дела их не стали менее порочными и грешными.

Созвал Бог Высоких Духов и сказал: «Люди потеряли путь. Как быть?»

Один Высокий Дух посоветовал: «Навеем на каждого человека вещий сон и покажем, какой скрежет зубовный могут навлечь на себя люди, ведя себя таким образом».

Но Бог сказал: «Люди могут оставить сон во сне и, проснувшись, ничего не помнить, и если даже будут помнить, то не поверят ему».

Другой Высокий Дух предложил: «Пошлем людям манну небесную, пусть увидят они, как милостив Бог и как Он их любит».

Но Бог сказал: «Люди могут принять милость Бога как должное».

Третий Высокий Дух посоветовал: «Осушим все реки, все родники, все колодцы, и пусть каждый жаждущий получает глоток воды от Бога».

Но Бог сказал: «Так люди превратятся в стадо баранов, толпящихся у водопоя».

Тогда сказал четвертый Высокий Дух: «Господи, Ты вложил в них Свой Образ. Но увидеть Его в себе они сами не могут. Вложим теперь в каждого жажду к познанию и дадим Учителя».

И сказал Бог: «Да будет так».

Выбрал Он одного Высокого Духа и направил к людям: «Будешь людям Учителем, и наречешься Моисеем, и принесешь им Закон Мой».

Потом послал Он другого Высокого Духа: «Будешь людям Учителем, и назовешься Буддой, и принесешь им тайну о восхождении Духа».

Затем послал Он Сына Своего Единородного Иисуса Христа: «Будешь людям Учителем и откроешь им тайну Царствия Небесного».

Потом послал Великого Духа: «Будешь Учителем, и назовешься Мухаммедом, и утвердишь в них Мое Всемогущество и Мою Милостивость».

Но видел Бог, что в учителях нуждаются не только взрослые, но и дети. Собрал Он всех светлых ангелов и сказал им: «Будьте учителями для детей. Несите им Мой Свет и помогите узреть в себе Мой Образ. Устремите их стать такими же совершенными, как Я. И запомните: нет Моей Воли, чтобы погиб один из малых сих».

С тех незапамятных времен рождаются на земле ангелы как обычные дети, взрослеют и спешат к детям. И называются учителями.

Это – мы.

Но мыслитель предупредил: «Не думайте, что скоро утвердится значение учителя. Тысячелетия пройдут, но учитель не будет признан».

А другой мыслитель изрек: «Братья мои! Не многие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большому осуждению...»

 

Четыре ангела

Позвал Бог ангелов, вернувшихся на Небеса после служения учителями на Земле.

«Покажите, с чем вы вернулись».

Положил первый ангел у ног Господа ордена, медали, премии, дипломы и сказал: «Я прославился».

Взглянул Бог на доказательства славы у Своих ног и испепелил их. И сказал ему: «Ты прославился на весь мир, но не в душе мальчика, который попал в беду и нуждался в твоей незамедлительной помощи. Ты же, находясь в погоне за наградами, не поспешил стать для него убежищем, и он погиб. Иди и пожинай теперь сам беду брошенного учителем ученика».

И Он сделал его учеником, попавшим в беду, и дал ему учителя, ослепленного наградами и почестями.

Положил другой ангел у ног Господа груду программ, учебников, методических пособий, длинный список научных трудов и сказал: «От простого учителя вырос я до профессора».

Взглянул Бог на всю эту науку у Своих ног и испепелил ее.

И сказал ему: «Не для самости и затуманивания Истины я посылал тебя учителем, но для заботы о талантливой девочке, судьба которой ушла в песок твоей науки. Иди и пожинай страдания погубленного таланта».

И наделил Он его талантом и сделал учеником учителя, увлеченного творением бездетной педагогики.

Третий ангел перечислил Богу по пальцам имена бывших учеников, ставших в обществе известными людьми: учеными, поэтами, художниками, министрами, бизнесменами, спортсменами, и положил у Его ног гордость за них.

Взглянул Бог на его гордость и испепелил ее.

И сказал ему: «Не для гордости посылал я тебя учителем. Почему не гордишься мальчиком, которого ты выгнал из школы как неуспевающего и увеличил армию обездоленных и бродяг. Иди и пожинай теперь трагедию беспризорного ребенка».

И сделал его подростком, только что выброшенным из школы.

Предстал перед Богом четвертый ангел, бросился к Его ногам и взмолился: «Господи, не жди от меня даров, ибо я опустошен. Судьба забросила меня в Богом забытую школу, и я отдал своим ученикам весь Свет, что был во мне от Тебя. И спешу к Тебе с мольбой: дай мне побольше Света и отправь обратно, ибо ученики ждут меня, а я без них не мыслю свою ангельскую жизнь».

Тогда сказал Бог: «Отдавший Свет умножит его в себе».

И сделал его Бог Великим Духом и отправил обратно в Богом забытую школу.

 

Два учителя, два принципа

Пришли в школу два молодых учителя.

Один сказал своим ученикам:

– Пойдем в гору, будем познавать через трудности.

Сказал другой свои ученикам:

– Умный в гору не пойдет, будем познавать от легкого.

Учитель первых не отступил от своего принципа, водил своих учеников в горы, все более трудные, скалистые, неприступные и высокие. И так десять лет.

Учитель вторых тоже не отступил от своего принципа, обходил вместе со своими учениками те же самые горы и всюду искал для них легкость и удобство. И так десять лет.

Первые закалили знания жизнью, и сложился у них Дух вершинный, стало естественно для них многомерное мышление.

Вторые упражняли знания в уме, и сложился у них дух равнины, а мышление у них стало трехмерным.

Первые научились летать.

Вторые научились копать.

Первые научились видеть все вокруг.

Вторые научились видеть лишь перед носом.

Трудно ли будет догадаться: какую построят жизнь вокруг себя первые, и какую – вторые?

Сказано: творите героев.

Учитель, который воспитывает учеников своих героями Духа, сам уже есть герой Духа.

 

«Мама»

 

Пришла женщина в детдом усыновить шестилетнего мальчика.

Мальчик все годы ждал, что придет мама и заберет его с собой.

Он любил маму, ни разу ее не видя.

Женщина была красиво одета. У нее были длинные светлые волосы. Красивые ресницы, румяные щеки. На шее висела цепочка с большим крестом с драгоценными камнями.

Она улыбалась. Ее ласковые слова пленили мальчика.

Она держала в руках цветную коробочку с конструктором.

– Я твоя мама! – сказала она мальчику ласково. – Ты пойдешь со мной?

– Да... – сказал мальчик. В его «да» звучали радость и тревога – а вдруг мама передумает. А мама у него самая красивая в мире.

– Зови меня мамой...

– Да, мамочка!

Привела она домой мальчика.

Оставила с игрушкой в комнате, а сама поспешила в ванную. Сняла с головы парик с длинными светлыми волосами, сдернула прекрасные ресницы, смыла румянец, переоделась в балахон, выплеснула изо рта ласковый голос и так предстала перед ребенком.

Мальчик не узнал ее и закричал в страшном испуге: «Мамочкаааа!..» – и спрятался под столом.

А «мамочка» как хищница надвигалась на него и рычала:

– Займусь я теперь твоим воспитанием, паршивец... Выходи из-под стола...

– Мааамааа... – кричал мальчик и пытался вырваться из когтей хищницы, но не мог.

Маму он потерял насовсем.

Беда, когда ребенок теряет маму, но трижды беда, когда он теряет веру в маму.

 

Родители из небоскреба

 

Пришел Мудрец в большой город и остановился у небоскреба. «Здесь помощь нужна», – подумал он. Вошел в лифт и поднялся на сотый этаж. Из квартиры мудрец услышал крик отца. Открыла дверь молодая мама и грустно улыбнулась.

– Чего тебе, старик? – спросила она.

Опять послышался крик отца.

Женщине стало неловко.

– Экран телевизора одурманивает нашего Ребенка, вот и требует отец, чтобы тот выключил телевизор, – извинилась она.

Мудрец произнес:

– Наполняй его светом и экран поблекнет перед ним.

– Что?! – удивилась молодая мама. – Тогда компьютер поглощает его!

Мудрец проговорил:

– Наполняй Ребенка культурой и компьютер станет для него вроде пенала для необходимых вещей или полочки для книг.

– Да?! – переспросила мама. – А если он весь день шатается по улицам, как быть тогда?

Сказал Мудрец:

– Зароди в нем понятие смысла жизни, и он направится на поиски своего Пути.

– Старик, – сказала молодая мама, – я чувствую твою мудрость. Дай мне наставление!

Ответил Мудрец:

– Проверь в себе полноту света, проверь в себе свою жажду к культуре, проверь в себе свой Путь.

Мама была умная и добрая женщина, потому подумала: «Жить на сотом этаже небоскреба недостаточно, чтобы познала я в себе свет, культуру, путь. Мне нужно погрузиться в глубины своей души, чтобы разобраться, кто же я для своих детей и кто мне они!»

Но была бы она неумной, то сказала бы старику: «Ты для того поднялся на сотый этаж, чтобы просить кусок хлеба или давать мне глупые наставления?» Но она сказала:

– Спасибо, старик!

На шум вышел муж с недовольным видом.

– Что происходит? – спросил он жену. – Кто он?

– Он – мудрец, – ответила жена. – Спроси, как воспитывать наших детей, он тебе скажет!

Мужчина бросил на старика испытующий взгляд.

– Хорошо, – сказал он, – назови мне три качества для воспитания сына!

Ответил Мудрец:

– Мужество, преданность, мудрость.

– Интересно... Назови три качества для воспитания дочери!

Сказал Мудрец:

– Женственность, материнство, любовь.

– О, – воскликнул муж женщины, – это прекрасно! Дай мне наставление, старик!

Мудрец улыбнулся.

– Вот тебе три заповеди: будь братом для своих детей, будь убежищем для них, умей учиться у них.

Отец был умным и волевым, потому решил для себя: «Значит, мне надо изменить свое отношение к сыну и дочке, и я это сделаю».

Но был бы он неумным, подумал бы: «Господи, что этот старичок несет – мужество, женственность, любовь... Кому нужны в нашем мире эти покрытые плесенью понятия? И чему я должен учиться у своих детей – глупостям и дерзостям?.. Это есть педагогика первого этажа, а не педагогика для тех, кто живет на сотом этаже небоскреба».

– Спасибо, старик! – сказал отец и обратился к жене. – Дай ему что нужно!

Но Мудрец не нуждался в дарах, вошел в лифт и нажал на кнопку вниз. Он спешил.

«Не паниковать»

 

Тамусики три месяца. Дедушка держит ее спиной к себе и гуляет по саду, где много роз. Тамусики вдохновила дедушку: он поет ей песенки, читает стихи, придумывает развлечения, снимает видео. Заботы дедушки о внучке нежные.

Дедушка подходит к розам. Для малышки сейчас пора, чтобы набрать как можно больше впечатлений. Она долго присматривается к раскрытым и разноцветным розам.

Оказалось, осы обустраивали свое гнездо на стебле одного куста. Когда куст шевельнулся, рой ос злобно зашипел. Они нанесли несколько укусов дедушке, но одна из этих злобных ос успела ужалить в ножку Тамусики. Малышка закричала и горько заплакала.

Не суетиться!

Но никто об этом не вспомнил. Мама взяла Ребенка у дедушки и начала бегать взад-вперед, не зная, как успокоить Дитя. Прабабушка из ужаленного вспухшего места выдавливала яд. Тамусики стало еще больнее, она заплакала еще громче. Гости из Москвы давали советы, как помочь Ребенку, но советы были разные. Тетя начала звонить главному педиатру районной детской поликлиники.

И знаете, что та сказала?

– Ой, – сказала она, – это очень опасно, я ничего не смогу сделать, ко мне Ребенка приводить не надо, срочно отвезите его в стационар.

Паника растет.

Прадедушка стоит в стороне и тихо плачет.

Звонят знакомому врачу: так вот и так, говорят ему, младенца укусила оса. Что делать?

– Ой, – говорит тот по телефону, – немедленно намажьте такой-то мазью, сделайте такие-то уколы! Это очень опасно, могут быть осложнения!

Врач не сказал: не паникуйте, успокойтесь.

Наоборот: паникуйте как можно больше!

А Тамусики продолжает плакать!

Мама бегает взад-вперед.

– Срочно едем в Тбилиси, – говорит она, – заведи машину.

А как место укуса?

Распухло? Не распухло?

Но дедушка, которого тоже ужалили осы в восьми или девяти местах на руках и на ногах, не чувствует боли. Он чувствует только боль Ребенка и свою вину: ведь он держал Ребенка, он подошел, как нарочно, к этому злосчастному кусту роз. Конечно, он виноват!

Боль малышки и боль сердца дедушки!

Как это пережить?

Никто не говорит: не паникуйте, ничего страшного не происходит, скоро все пройдет.

Дедушку осеняет мысль позвонить в Тбилиси соседу – главному врачу детской больницы.

Он усиливает звук телефонного аппарата.

Все слышат, что говорит врач.

– Оса ужалила? Посмотрите, место укуса опухло?

– Нет, не опухло, – отвечает дедушка. – Но один врач сказал нам, что Ребенка немедленно надо везти в стационар, другой же назначил уколы и мази.

– А вы сделали укол? Слава Богу, что нет, – говорит врач, и все слышат, что он говорит. – Как можно такие уколы делать трехмесячному младенцу! И никакой мази! Никакой стационар тоже не нужен!

И только он по мобильному телефону озвучивает главные слова:

– Не паникуйте! Ребенок, наверное, уже успокаивается...

В самом деле, Тамусики уже не плачет.

– Если даже вспухнет ужаленное место, это вовсе не опасно. Через полчасика пройдет…

Каждый смотрит на укушенное место: там только малюсенькая красная точечка, больше ничего. Каждый целует эту точечку.

Спустя полчаса звонит врач:

– Ну как? Вот видите... Не надо везти Ребенка в Тбилиси, здесь такая жара... Отдыхайте.

И повторяет золотые слова:

– Не паникуйте!

Ох, как труден для молодой мамы путь набирания опыта спокойного воспитания!

Но зачем ждать опыта, когда есть Мудрость!

Не будем паниковать, иначе сердце дедушки такого второй раз не выдержит.

А этим двум врачам...

А этим двум врачам стыд и срам!

 

Дай жизнь своим берегам

Женщина увидела Мудреца, проходившего мимо ее двора, и пригласила отдохнуть под сенью орехового дерева. Во дворе играло много ребятишек.

Спросил Мудрец женщину:

– Почему тут так много детей?

– Я усыновила и удочерила тридцать беспризорных детей. А брошенных и обездоленных – тысячи, и у меня болит сердце за них. Хочу усыновить и удочерить всех, но не знаю, как это сделать! – грустно сказала женщина.

Спросил Мудрец:

– Среди этих детей нет твоих?

– Есть один...

Спросил Мудрец:

– Какой из них?

– Любой... – ответила женщина.

Мудрец преклонил голову перед женщиной и произнес:

– Дарю тебе притчу.

Текла речка по пустыне. Она была маленькая, но возле ее берегов процветала жизнь: распускались цветы, шуршала трава, пели птички, ивы опускали свои длинные ветви и ласкали ее. Речка радовалась жизни вокруг себя, и ей казалось, что всюду все было так же чудесно. Однажды ночью подползла к ней змея и прошипела:

– Ты тут радуешься, а чуть поодаль от твоих берегов все гибнет от зноя...

Была бы змея эта доброй и мудрой, она сказала бы речке: «Какая ты хорошая, что не жалеешь свою влагу и спасаешь от гибели хотя бы часть цветов, трав и деревьев в этой выжженной от зноя пустыне».

Но она была не такая, а злая и завистливая. Речка опечалилась.

– Как мне помочь пустыне?

– Спроси у человека... – ответила змея.

Утром человек выслушал речку.

– Хорошо, – сказал он, – я знаю, что делать...

Был бы человек этот мудрым и заботливым, он бы сказал речке: «Ты и так делаешь все, что можешь».

Но он не был таким, а был бездушным и халатным.

Взял он кирку и, недолго думая, прорыл от берегов речки множество канав по пустыне. В них вода от речки ушла в песок, а по берегам, где она уже не могла течь, все высохло.

Еще больше опечалилась речка.

Прилетела к ней райская птичка.

– Что с тобой? – спросила она.

Рассказала ей речка о своей печали.

Тогда сказала райская птичка:

– Ты не для того родилась, чтобы орошать всю пустыню. Это тебе не под силу. Вернись в свое русло и дай жизнь своим берегам.

– Но меня печалит пустыня...

– Ты радуйся жизнью своих берегов, но печалься из-за выжженной пустыни. Радость укрепит твои силы, а печаль твоя притянет людской взор, и народ, увидев жизнь твоих берегов, поймет, как можно оживить всю пустыню. Вот твое предназначение...

Потекла речка опять по своему руслу, и понесла с собой радость, что дает жизнь своим берегам, и печаль, что не может оживить всю пустыню.

Слушая рассказ Мудреца, женщина с умилением смотрела на всех своих ребятишек, играющих во дворе, и с болью в сердце размышляла о тысячах обездоленных.

А Мудрец мыслями вслух помогал ей разобраться в ее чувствах: «О, Великодушная ты Женщина! Дари радость воспитания стольким детям, брошенным и обездоленным, на скольких хватает у тебя сил, а для остальных, которым не досталась эта радость, храни свою святую печаль и слезы, ибо они спасительны! О, Великодушная ты Женщина! Свята Мать, которая через одного своего Ребенка видит в себе Матерь всех детей Земли, а в каждом Ребенке видит своего единственного Ребенка! Свята Мать, которая воспитывает этого своего одного с чувством, что воспитывает всех остальных!

Да поможет тебе Бог!»

 

Педагогика джунглей

 

Шел Мудрец через деревню на Восток. Люди окружили его.

– Скажи, правильно ли мы воспитываем наших детей?

Тогда он ответил им:

– Послушайте притчу.

Царь джунглей Великий Лев объявил конкурс на лучший учебник по воспитанию детей, чтобы заменить им старый.

Конкурсанты прибежали сразу.

Сказал им Царь:

– Мне нужно знать об основной идее, о цели и о методах воспитания, которые вы утверждаете в ваших учебниках.

Первым предстал Осел. Он привез свой учебник воспитания во вьюке; бросил его у ног Царя и уверенно прокричал:

– Главная идея: «Безропотно таскай груз своего повелителя, но крепко стой на своем, если даже попадешь ему в пасть». Цель воспитания личности осленка – упрямство. Методы воспитания – ослиные крики, прутья, испытания в выносливости, многократное, до отупения, повторение одного и того же.

Сделала шаг вперед Обезьяна. Она держала свой учебник подмышкой. Бросила его у ног Царя и произнесла праздно и с кривляньем:

– Основа моего учебника: «Смеши своего повелителя, подразнивая его, чтобы тот забыл, какие у него были намерения по отношению к тебе». Цель воспитания личности маленькой обезьянки – искусное гримасничанье, а методы – жеманство, кривлянье, подсказки, зубрежки.

Выступила Лиса. Она держала свой учебник в зубах. Бросила его у ног Царя и, прищурив глаза и изображая наивность, пропела:

– Вот идея моего учебника по воспитанию: «Хитростью и ловкостью, – чтобы всегда выходить из воды сухим, – присваивай чужое, и львиную долю своей добычи преподноси своему повелителю и всячески ему угождай». Цель воспитания личности лисенка – это коварство, а методы – притворство, надувательство, тесты, проверки, экзамены.

Предстал козел. Его учебник был написан на двух листах виноградной лозы, нанизанных на рога. Козел бросил два листа у ног Царя и замекал:

– Вот какая у меня идея: «Живи, как попало, и не горюй ни о чем, если даже угодишь в пасть своего повелителя». Цель воспитания личности козленка – беспечность, а методы – меканье, боданье, технологии глупостей.

Царь джунглей внимательно выслушал всех участников конкурса и грустно произнес: «Мдаа!» Потом, недолго думая, объявил:

– Оставляю в силе старый учебник по воспитанию, написанный Человеком, ибо в нем лучше, чем в ваших, обобщаются все педагогические идеи джунглей.

Мудрец умолк.

Люди осмыслили притчу и ужаснулись: в педагогике джунглей они узнали свой опыт воспитания детей.

 

Педагогика Божественная

 

Люди опять обратились к Мудрецу:

– Нам не нужна педагогика джунглей. Расскажи нам о другой педагогике.

Сказал Мудрец:

– Послушайте тогда другую притчу.

Объявил Царь царей конкурс на божественную Педагогику. Пришли к нему мудрейшие мужи из разных стран и эпох. Сказал им Царь царей:

– Достопочтенные мужи, скажите мне о трех вещах своей педагогики: об основополагающей идее, о главной цели и о главных методах воспитания.

Сказал Марк Фабий Квинтилиан:

– О, Царь царей! Вот моя главная идея воспитания: «Отец, как только родится у тебя сын, возложи на него самые большие надежды». Цель же – развитие души, ибо она у нас небесного происхождения. Методами я провозглашаю: заботу, естественность, игру.

Удивился Царь царей мудрости Квинтилиана:

– Истинно, это есть Божественная Педагогика!

Предстал перед ним Ян Амос Коменский.

– О, Царь царей! Основополагающую идею моей педагогики я извлекаю из сердца: «Ребенок, пойми, что ты микрокосмос, способный объять макрокосмос». Цель воспитания Ребенка – воспитание в нем разума. Методы же – природосообразность и мудрость.

Восхитился Царь царей:

– Истинно, тоже Божественная Педагогика!

Преклонил свою голову перед Царем царей Иоганн Генрих Песталоцци:

– Послушай, о, Царь, главную идею моей педагогики: «Глаз хочет смотреть, ухо – слышать, ноги – ходить, а руки – хватать. Но также и сердце хочет верить и любить. Ум хочет мыслить». Цель же в том, чтобы развить в ребенке ум, сердце и руки в их единстве. Методами я предлагаю: природосообразность, доверие, сострадание.

Царь царей зааплодировал:

– Поистине, ты тоже даришь нам Божественную Педагогику!

Поклонился Царю царей Константин Дмитриевич Ушинский и произнес:

– В основе моей педагогики заложена мысль: «Воспитание должно просветить сознание человека, чтоб перед глазами его лежала ясная дорога добра». Целью я ставлю воспитание духовно и нравственно возвышенного человека. Методы мои – народность, общественное воспитание, жизнь и устремленность.

Царь царей торжественно произнес:

– Признаю твою Педагогику Божественной!

Перед Царем царей преклонил свою голову Януш Корчак и грустно произнес:

– Вот вам моя вера: «Нет детей – есть люди, но с иным масштабом понятий, иными источниками опыта, иными стремлениями, иной игрой чувств». Цель моя – воспитание радостного человека. Методы мои идут от сердца моего: романтика воспитания, непосредственность, преданность и самопожертвование.

Царь царей преклонился перед Янушем Корчаком:

– Свою Божественную Педагогику ты защитил своей жизнью!

Перед Царем царей предстал Василий Александрович Сухомлинский. Он приложил руку к сердцу и произнес:

– Основание моей педагогики есть моя вера: «Имея доступ в сказочный дворец, имя которому – Детство, я всегда считал необходимым стать в какой-то мере ребенком. Только при этом условии дети не будут смотреть на вас как на человека, случайно проникшего за ворота их сказочного мира». Цель, к которой я стремлюсь, – это воспитание гражданина, духовно и нравственно чистого. Методами воспитания я признаю: любовь, воспитание сердцем, творчество и радость.

Царь царей пожал руку Сухомлинскому. Он провозгласил:

– Каждая Педагогика, преподнесенная вами, Божественная. Дадим их народам нашего царства, пусть люди сами выберут, по какой Божественной Педагогике хотят воспитывать своих детей!

Мудрец умолк.

Молчание людей затянулось.

Смотрел Мудрец на них и с грустью думал: «О, человек, ты не осилишь проблему воспитания до тех пор, пока не осилишь самого себя, ибо она в тебе, а не в Ребенке. Пока ты полагаешь, что сам уже воспитан, Ребенок твой много раз пострадает от твоих воспитательных оплошностей».