И теория социального действия

Одним из самых влиятельных теоретиков социологии, оставивших выдающийся след в ее истории, является Макс Вебер (1864-1920). Становление концепции исторической социологии, к которой немецкий социолог продвигался на протяжении всего своего творческого пути, было обусловлено довольно высоким уровнем развития современной ему исторической науки, накоплением ею большого количества эмпирических данных о социальных феноменах во многих обществах мира. Именно пристальный интерес к анализу этих данных помог Веберу определить свою основную задачу – сочетать общее и специфическое, выработать методологию и понятийный аппарат, с помощью которого можно было бы упорядочить хаотический разброс социальных фактов. Труды Вебера представляют собой удивительный по широте охвата и смелости обобщений сплав исторических изысканий и социологической рефлексии.

Если мысль Маркса можно считать освобождением от эзотерически-идеалистической философии и мелкобуржуазного провинциализма небольших германских государств, что, в значительной мере, сделало его всемирным провозвестником социализма, то творчество Макса Вебера интеллектуально и эмоционально очень тесно связано с новой, уже не раздробленной, а объединенной канцлером Бисмарком Германией – молодом и полном амбиций национальным государством.

С полной ответственностью можно утверждать, что развитие обществоведческой мысли в ХХ веке шло под влиянием интеллектуального наследия двух титанов науки: Карла Маркса и Макса Вебера.

Известность Веберу принесла работа «Протестантская этика и дух капитализма» (1904). Основное внимание Вебера в этой и других работах по хозяйственной этике было направлено на изучение культурного значения современного капитализма, т. е. его интересовал капитализм не как экономическая система или результат классовых интересов буржуазии, а как повседневная практика, как методически-рациональное поведение.

Единственным в своем роде признаком современного западного капитализма Вебер считал рациональную организацию формально свободного труда на предприятии. Предпосылками этого стали: рациональное право и рациональное управление, а также интернационализация принципов методически-рационального поведения в рамках практического поведения людей. Поэтому он понимал современный капитализм как культуру, крепко укоренившуюся в ценностных представлениях и мотивах действий и во всей жизненной практике людей его эпохи.

Важным вкладом Вебера в социологии было введение понятия «идеальный тип». «Идеальный тип» представляет собой искусственно, логически сконструированное понятие, позволяющее выделить основные черты исследуемого социального феномена (например, идеально типическое военное сражение должно включать в себя все основные компоненты, присущие реальному сражению, и т. п.).

Современная американская социология сформировалась в значительной степени благодаря развитию веберовской концепции свободы от ценностных суждений. Однако сам Вебер не отрицал полностью значение оценок. Он лишь считал, что процедура исследования разделяется на три этапа. Ценности должны фигурировать в начале и в конце исследования. Процесс же сбора данных, точное наблюдение, систематическое сравнение данных должны быть беспристрастны. Веберовское понятие «отнесение к ценности» означает, что исследователь производит отбор материала на основе современной ему системы ценностей.

Основа социологической теории Вебера – это концепция социального действия. Он отличал действие от чисто реактивного поведения. Его интересовало действие, включающее мыслительные процессы и осуществляющее посредничество между стимулом и реакцией: действие имеет место в том случае, когда индивиды субъективно осмысливают свои поступки.

В трудах Вебера блестяще исследованы феномены бюро­кратии и всеподавляющей прогрессирующей бюрократизации («рационализации») общества. Важная категория, введенная Вебером в научную терминологию, – «рациональность». Рационализация, по Веберу, это результат воздействия нескольких феноменов, несших в себе рациональное начало, а именно — античной науки, особенно математики, дополненной в эпоху Возрождения экспериментом, экспериментальной наукой, а затем и техникой. Здесь же Вебер выделяет рациональное римское право, которое получило на европейской почве дальнейшее развитие, а также рациональный способ ведения хозяйства, возникший благодаря отделению рабочей силы от средств производства. Фактором, который позволил как бы синтезировать все эти элементы, явился протестантизм, создавший мировоззренческие предпосылки для осуществления рационального способа ведения хозяйства, поскольку экономический успех был возведен протестантской этикой в религиозное призвание.

Так сложился современный индустриальный тип общества, который отличается от традиционных. А главное его отличие – в том, что в традиционных обществах отсутствовало господство формально-рационального начала. Формальная реальность – это то, что исчерпывается количественными характеристиками. Как показывает Вебер, движение в направлении формальной реальности – это движение самого исторического процесса.

Наиболее известным произведением М. Вебера является «Хозяйство и общество» (1919).

М. Вебер является основоположником «понимающей» социологии и теории социального действия, применивший ее принципы к экономической истории, исследованию политической власти, религии, права. Главной идеей веберовской социологии является обоснование возможности максимально рационального поведения, проявляющегося во всех сферах человеческих взаимоотношений. Эта мысль Вебера нашла свое дальнейшее развитие в различных социологических школах Запада, что вылилось в 70-е гг. в своеобразный «веберовский ренессанс».

В качестве необходимой предпосылки социологии Вебер ставит не «целое» (общество), а отдельного осмысленно действующего индивида. Согласно Веберу, общественные институты – право, государство, религия и т. д. – должны изучаться социологией в той форме, в какой они становятся значимыми для отдельных индивидов, в какой последние реально ориентированы на них в своих действиях. Он отрицал идею, что общество первичнее составляющих его индивидов, и «требовал» исходить в социологии из действий отдельных людей. В этой связи можно говорить о методологическом индивидуализме Вебера.

Но Вебер не остановился на крайнем индивидуализме. Неотъемлемым моментом социального действия он считает «ориентацию действующего лица на другого индивида или окружающих его других индивидов». Без этого введения, т. е. ориентации на другое действующего лицо или социальные институты общества, его бы теория осталась классической «моделью робинзонады», где в действиях индивида нет никакой «ориентации на другого». В этой «ориентации на другого» получает свое «признание» и «социально общее», в частности «государство», «право», «союз» и т. д. Отсюда «признание» – «ориентация на другого» – становится одним из центральных методологических принципов социологии Вебера.

Социология, по Веберу, является «понимающей», поскольку изучает поведение личности, вкладывающей в свои действия определенный смысл. Действия человека обретают характер социального действия, если в нем присутствуют два момента: субъективная мотивация индивида и ориентация на другого (других). Понимание мотивации, «субъективно подразумеваемого смысла» и отнесение его к поведению других людей – необходимые моменты собственно социологического исследования, отмечал Вебер.

Предметом социологии должно, по мнению Вебера, стать не столько непосредственное поведение, сколько его смысловой результат. Ибо характер массового движения в значительной мере определяется смысловыми установками, которыми руководствуются составляющие массу индивиды.

Перечисляя возможные виды социального действия, Вебер указывает четыре: целерациональное; ценностно-рациональное; аффективное; традиционное.

1. Целерациональное действие характеризуется ясным пониманием деятелем того, чего он хочет добиться, какие пути, средства для этого наиболее пригодны. Деятель рассчитывает возможные реакции окружающих, как и в какой мере их можно использовать для своей цели и т. д.

2. Ценностно-рациональное действие подчинено сознательной вере в этическую, эстетическую, религиозную или какую-либо другую, иначе понимаемую безусловно собственную ценность (самоценность) определенного поведения, взятого просто как такое независимо от успеха.

3. Аффективное действие обусловлено чисто эмоциональным состоянием, осуществляется в состоянии аффекта.

4. Традиционное действие диктуется привычками, обычаями, верованиями. Оно осуществляется на основе глубоко усвоенных социальных образцов поведения.

Как отмечал Вебер, описанные четыре идеальных типа не исчерпывают собой всего многообразия видов ориентации человеческого поведения. Однако их можно считать самыми характерными.

Стержнем веберовской «понимающей» социологии является идея рациональности, нашедшая свое конкретное и последовательное выражение в современном ему капиталистическом и, что очень важно, германском обществе с его рациональным хозяйствованием (рационализация труда, денежного обращения и т. д.), рациональной политической властью (рациональный тип господства и рациональная бюрократия), рациональной религией (протестантизм).


 

§ 8. Развитие социологии в России

В России становление социологии началось во второй половине XIX в., когда ускорилось социально-экономическое развитие страны и наметилось формирование гражданского общества.

В первые десятиле­тия XX в. можно отметить признаки институционализации социологии. В 1910 г. был опубликован капитальный труд М. М. Ковалевского (1851-1916) – «Социология», в котором прослеживается влияние европейской социологической науки, контовской и дюркгеймовской линии, но при­сутствует и самостоятельный подход к вопросу о социальных детерми­нантах. Ведущую роль в своей социологической теории он отводил учению о социальном прогрессе, сущность которого, по его мнению, - развитие солидарности между социальными группами, классами и народами. Ковалевский подвергал критике так называемые однофакторные теории. Основная задача науки, по его убеждению, - выявление сущности солидарности общественной жизни, описание и объяснение многообразия ее форм. В своих работах М. Ковалевский активно использовал сравнительно-исторический метод и впервые сформулировал идею об общественно-историческом прогрессе как основном вопросе социологии. М. Ковалевский был активным продолжателем идей позитивизма – западного классического направления. В процессе анализа социально-политический явлений общества (будучи депутатом Государственной Думы от кадетов) Ковалевский, пожалуй, одним из первых применил понятие «системный анализ».

В 1916 г. основано Русское социологическое общество, у истоков которого стоял молодой ученый П.А.Сорокин (1889-1968), в будущем один из крупнейших социологов XX в. А в то время он был лидером правого крыла эсеров, после Февральской революции 1917 г. – секретарь А.Ф.Керенского, а с 1920 г. – профессор Петроградского университета, организовавший там и в Ярославском университете кафедры социологии. Среди видных российских социологов конца XIX – начала XX в. следует отметить Н.Я.Данилевского (1822-1885), Л.И.Мечникова (1838-1888), П.Л.Лаврова (1823-1900), Н.К.Михайловского (1842-1904) - общественного деятеля, идеолога народничества, Н.И.Кареева (1850-1931), Л.И.Петражицкого (1867-1931). Выдающимися представителями марксистского течения социологической мысли в России были Г.В.Плеханов (1856-1918) и В.И.Ле­нин (1870-1924) – ортодоксальные марксисты, а среди «легальных марксистов» следует отметить П.Б.Струве, М.И.Туган-Барановского, С.Н.Булгакова, Н.А.Бердяева (в начале его научного пути). Следует особо отметить, что работы Петра Бергардовича Струве (1870-1944) по экономическому направлению социологии и в настоящее время входят в обязательный курс изучения в Оксфорде.

В 1920-е гг. развитие социологической науки в России шло чрез­вычайно противоречиво. Сорокин в числе других видных ученых был вынужден эмигрировать на Запад. Основ­ные теоретические разработки переместились в область философского исторического материализма, во многом вульгаризированного. Но специальные и конкретные социоло­гические исследования – по проблемам труда, быта, культуры, социаль­ной структуры – до начала 30-х гг. проводились достаточно широко. В этот период социологическая наука в России и СССР изучала такие проблемы: методология и методика конкретных социальных исследований (С.Г.Струмилин, А.В.Чаянов и др.); народонаселение и миграция (Б. Смулевич, Н. Анцыферов и др.); труд и быт рабочих и крестьян (А.К.Гастев, П.А.Анисимов и др.).

В 30-е годы в Ростове-на-Дону психотерапевтом в детской поликлинике работала выдающийся ученый-психолог Сабина Николаевна Шпильрейн, которая в начале века была ученицей и сотрудницей З. Фрейда, К. Юнга и стояла у истоков школ психоанализа и аналитической психологии. Она внесла заметный вклад в исследование процессов социализации личности, в изучение структуры личности и сознания.

Однако, в 1930-е гг. (после выхода книги «Краткий курс истории ВКП(б)» под ред. И.В.Сталина, где места социологии не нашлось среди общественных наук) данная наука получила в нашей стране идеолого-политический ярлык «одной из буржуазных лженаук» и надолго была исключена из системы науки и образования.

После длительного перерыва в конце 50-х гг. в связи с либерали­зацией политического режима социологическая наука в России получи­ла, хотя и ограниченные, возможности возрождения. При этом следует отметить позитивную роль секретаря ЦК КПСС, академика Л.Ф.Ильичева. В 1958 г. была создана Советская социологическая ассоциация. В 1969 г. организо­ван в системе АН СССР Институт конкретных социальных исследова­ний, далее переименованный в Институт социологических исследований, ныне Институт социологии. Даже эти переименования одного и того же научного учреждения показывают, что первоначально социология у нас признавалась только как прикладная наука, а осознание ее теорети­ческой значимости произо­шло в последние годы. С 1974 г. издается журнал «Социологиче­ские исследования», с 60-х гг. появились социо­логические службы на промышленных предприятиях. Стали широко проводиться исследования в области социо­логии труда, культуры, семьи, молодежи. Завершение институционализации социологии в нашей стра­не и мощный импульс дальнейшего развития этой науки связаны с кар­динальными переменами во всей общественной жизни начиная с 1987 г. Тогда был создан Всесоюзный – затем – Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ), а также ряд независимых социологических служб. Опросы на­селения по самым разным вопросам, практическое использование со­циологической информации стали обычным явлением. Социология во­шла в структуру высшего образования. Открылись широкие возмож­ности контактов и интеграции с мировой социологической наукой.

Широкое признание получили работы современных российских социологов: Т.И.Заславской (академика РАН), Г.В.Осипова (академика РАН), Ю.Г.Волкова (проректора РГУ), В.А.Ядова, В.Н.Иванова, О.И.Шкаратана, И.С.Кона (академика Академии педагогических наук), Р.В.Рывкиной, Ю.А.Левады (главы ВЦИОМ), И.В.Бесту-жева-Лады, В.В.Радаева, А.Г.Здравомыслова, Н.М.Римашевской (директора Института социально-экономических проблем народонаселения), Б.А.Грушина (основателя и руководителя службы «Глас народа»), А.В.Дмитриева (члена-корреспондента РАН), Д.Б.Дандурея (гл. редактора журнала «Искусство кино») и др.

Очень важным и ценным источником социологической информации являются литературные художественные и художественно-публицистические произведения (к примеру, так же как и для науки этики). Среди наиболее интересных произведений для российской социологической науки следует отметить письмо М.В.Ломоносова графу И.И.Шувалову «О сохранении и размножении российского народа» (1761); уникальную книгу А.П.Чехова «Остров Сахалин» (1891-1895), в которой великий русский писатель исследовал все тогдашние слои населения на острове, специфику пенитенциарной системы в России, уровень и причины преступности и за семь лет до первой переписи населения в России по самостоятельно разработанным анкетам и опросным листам провел перепись населения Сахалина, рассматривая его как модель российского общества.

Особое место в ряду значимых для социологов публицистических произведений занимает эпохальный труд А.И.Солженицына «Архипелаг Гулаг» (1973). Третья часть этого произведения «Истребительно-трудовые» – пример объективного анализа социальной структуры и стратификации советского общества 30-х – 50-х гг. в их преломлении через призму государственной карательной системы.

Также следует отметить книгу М.С.Восленского «Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза» (1980).

Примером яркого этносоциологического исследования является труд выдающегося современного русского писателя В.И.Белова «Лад. Очерки о народной эстетике» (1982), где описаны образ и уклад жизни, традиции, нормы и ценности, обычаи и этикет крестьян русского Севера.

 

§ 9. Российско-американский социолог Питирим Сорокин

Питирим Александрович Сорокин (1889-1968) – выдающийся ученый XX столетия, многочисленные фундаментальные труды которого (40 книг и несколько сот статей) во многом определили характер и основные направления развития современной социологии. В 1930 г. он возглавил социологический факультет Гарвардского университета.

В истории социологии трудно найти другого, кто уделил бы столь пристальное внимание выяснению исходных, методологических проблем этой науки – ее сущно­сти, специ­фики, структуры и предназначения. К этим воп­росам П. А. Сорокин неоднократно возвращался не только в специальных работах по данной теме, но и в трудах, по­священных самым разным социологическим проблемам (например, проблемам революции, социокультурной ди­намики и др.). Он рассматривал их как в научно-исследо­вательском, так и в учебно-педагогическом плане.

По Сорокину, общество– это «совокупность людей, находящихся в процессе общения», а феномен социального – в «связи, имеющей психическую природу и реализующейся в созна­нии индивидов».

Элементами взаимодействия, по Сорокину, являются: индивиды, акты (действия) и проводники общения (сим­волы интеракции), т. е. язык, письменность, орудия труда, деньги, живопись, музыка и др. По своему характеру вза­и­модействия подразделяются на антагонистические и солидаристические, односторонние и двусторонние, шаблон­ные и нешаблонные.

Социология, отмечал П. А. Сорокин, изучает специфи­чески социальные явления, которые обладают «внешним бытием» и непосредственно наблюдаемы, т. е. поведение взаимодействующих лиц. Социология – это «наука, изуча­ющая поведение людей, живущих в среде себе подобных». В этом смысле она выступает как теория «социального поведения», основанного на психофизиологических механизмах рефлекторного типа (акция – реакция). Вся социальная жизнь – это бесконечная цепная реакция акций – реакций, взаимодействие которых лежит в основе исторического процесса.

Ученый рассматривает социальное взаимодействие как родовое понятие различных проявлений общественной жизни, которая представляет собой «системные комбинации взаимодействий разного толка». Отсюда любое общественное явление, по мнению Сорокина, можно разложить на элементы взаимодействия двух или большего числа людей. И наоборот, комбинируя эти взаимодействия, можно получить любой сложнейший социальные процесс – от увлечения танго и футуризмом до мировой атомной войны. Анализируя взаимодействия социальных групп, П. Сорокин выстраивает теорию социально-культурной динамики, согласно которой отношения между самими группами могут быть солидарными, антагонистическими или нейтральными.

Исключительно велика заслуга П.А.Сорокина в разра­ботке структуры социологии. В труде «Система социоло­гии» он выделял три основных раздела в теоретической социологии: социальная аналитика (социальная анатомия и морфология); социальная механика, т. е. изучение соци­альных процессов; социальная генетика, т. е. теория эво­люции общественной жизни.

Социология, по Сорокину, – наука, рассматривающая социокультурную систему как целое. В этом отношении она существен­но отличается от таких тоже генерализирующих наук, как экономическая теория, политология или правоведение, ибо последние имеют дело лишь с одной сферой социокультурного пространства, в то время как социология – со всеми сферами, с родовыми, общими свойствами, при­знаками социальных явлений во всех сферах, не изучае­мыми как таковые ни одной другой из социальных наук. Социология, писал П.А.Сорокин, – это «наука о родовых свойствах и основных закономерностях социально-психо­логических явлений», «генерализирующая наука о социокультурных явлениях, рассматриваемых в своих родовых видах, типах и разнообразных связях».

Любопытно отметить, что наблюдая в начале 60-х годов движение хиппи, Сорокин посвятил статьи этому явлению, у него есть работа о сексуальной революции, как составляющей «идеологии хиппи».

Огромным вкладом П.А.Сорокина в развитие социологии является его теория «социальной стратификации» и исследование тесно связанных со стратификацией проблем социальной мобильности, о которых пойдет речь в соответствующей теме.

 

§ 10. Развитие социологии в США (очень краткий очерк)

Если в XIX в. центром социологической мысли была Западная Европа, то начи­ная с 20-х гг. XX в. США прочно удерживают позиции лидера ми­ровой социологии. Решающее влияние на бурное развитие социологии в США оказал ряд факторов: довольно быстрая институционализация американской социо­логии; большой объем конкретных, эмпирических социологических исследований. Эти основные факторы, в свою очередь, обусловлены целым рядом обстоятельств и состоят из более мелких, частных причин и факторов.

Эволюция молодого американского государства – вероятно, главная причина, определяющая развитие и изменение теории и проблем американской социологии. Проблемы обустройства границ и их закрытия, процессы урбанизации и индустриализации, крупномасштабная иммиграция, политическая демократизация и антидемократические движения, все более развивающая сфера образования, глубокое признание христианских доктрин, а также растущая бюрократизация во всех областях жизни общества – таковы социально-политические и экономические факторы развития американской социологии. Конечно, не последнюю роль в этом сыграли две мировые войны и Великая депрессия конца 20-х – начала 30-х гг. XX в.

И если в Европе социология долго развивалась на инициативной основе (так, О. Конт не имел постоянного заработ­ка, а М. Вебер, Э. Дюркгейм были вынуждены работать вне уни­верситетской сферы), то в США социология сразу стала складыва­ться как университетская дисциплина. В1892 г. в Чикагском университете были открыты первая в мире кафедра социологии и факультет социологии. Уже в 1901 г. курс социологии преподавался в 169, а к концу 80-х – почти в 250 университетах и колледжах. Параллельно растет численность членов Американской ассоциации, насчитывавшей в конце 30-х гг. несколько сот человек, в середине 60-х – около 10 000, а к середине 70-х – более 15 000 человек. В 80-х гг. в США ежегодно защища­лось около 600 докторских диссертаций по социологии.

С самого начала американская социология стала формироваться как прикладная (эмпирическая) наука. Уже в 1910 г. в стране проведено более 3000 эмпирических исследований (большинство — на втором этапе истории американской социоло­гии: 1918 – 30-е гг.). В настоящее время количество исследований достигает около 6000 в год.

Интересно, что в начале века эмпирическая социология в США не пользовалась авторитетом в официальных кругах. Так, в 1946 г. Сенат США отверг предложение об учреждении в Национа­льном научном фонде (NSF) организации, финансирующей науч­но-исследовательские программы отделения социальных наук. В этот период исследования в основном проводили частные фир­мы, фонды и университеты. И лишь с 1955 г. социологические ис­следования стали получать правительственные дотации, а после разработки программы президента Линдона Джонсона (1963) прави­тельственные чиновники стали все чаще привлекать социологов для прогноза и оценки эффективности подобных программ.

В настоящее время на проведение социологических исследова­ний в Соединенных Штатах Америки ассигнуется до 2 млрд. долл. Причем около половины этой суммы выделяется правительством, а остальная часть – частным бизнесом. При этом правительство и предприниматели рассматривают социологию как важный инструмент преодоления социальных конфликтов и обеспечения социальной стабильности, как инстру­мент социального контроля и управления, повышения производи­тельности труда и обеспечения благосостояния граждан. Именно благодаря развитию эмпирических исследований, раз­работке фундаментальной методологии, использованию математи­ческого и статистического аппарата, моделирования и экспери­мента социология США превратилась в точную науку.

Основные персоналии и школы американской социологии

Трудно, пожалуй, найти ученого, чьи сочинения оказали бы большее влияние на развитие социологической теории в XX в., чем сочинения Толкотта Парсонса (1902-1979). Основной целью его изысканий были попытка охватить все аспекты социального мира, а также согласование понимания общественной жизни с до­стижениями естественных наук. Идеи Парсонса доминировали в англоязычной социальной теории с конца второй мировой войны до середины 60-х гг. Но и в настоящее время они высоко оценива­ются социологами.

Т. Парсонс начинал карьеру как экономист: университет в Гар­варде, затем стажировка в Германии, где он знакомится с работами ведущих социологов того времени (Ф. Тенниса, Г. Зимеля, М. Вебера и др.). Основные усилия Парсонса на протяжении всей его жиз­ни были направлены на создание общей теории действия, которая согласовывалась бы с терминологическим аппаратом и представле­ниями других ученых и наук о поведении сложных систем.

Разрабатывая свою теорию, Парсонс воспринял многие идеи Вебера и Дюркгейма: у первого он заимствовал идею социального действия, суть которой – рассмотрение общества как совокупно­сти первичных социальных действий отдельных индивидов (Вебер идет от человека к обществу как целому), у второго – идею «соци­ального факта» как действия, существующего над отдельным чело­веком (Дюркгейм идет от общества как объективной реальности к человеку).

В своих фундаментальных работах «Социальная система» (1951) и «К общей теории действия» (1951) Парсонс формулирует понятие общей модели действия, называемой им «единичным ак­том». Это своего рода аналитическая абстракция, обобщенная мо­дель любого действия человека, взятая в ее сущностных чертах. Она включает в себя, во-первых, действующее лицо (человека с его стремлением действовать), а во-вторых, ситуационное окруже­ние – изменяемые и неизменяемые факторы окружения, по отно­шению к которым направлено действие и от которых оно зависит. При этом Парсонс делит факторы ситуационного окружения на следующие группы:

физические факторы – совокупность биологических характе­ристик человека;

культурные факторы – культурные традиции, идея, верования, ценностные образцы и т.п.;

факторы, составляющие социальную систему, – другие инди­виды и социальные группы, окружающие человека;

сама личность индивида как уникальная его часть, рассматри­ваемая в отрыве от биологического и культурного аспекта самого человека.

Сама модель действия представляет собой систему действия (систему существования) человека – совокупность взаимосвязан­ных частей, несводимых к простой их сумме, имеющей собствен­ные правила развития с избирательным характером деятельности.

Общество по Парсонсу – это особый тип социальной системы, достигшей наивысшего уровня развития и самодостаточности по отношению к своему окружению. Структурно оно состоит из диф­ференцированных и взаимодействующих систем и подсистем действия.

Работы Парсонса справедливо считаются «трудными для пони­мания», Вместе с тем они считаются одними из самых лучших в социологии с точки зрения масштабности исследования системных аспектов социальной действительности, не имеющей себе рав­ных ни у предыдущих, ни у последующих авторов.

Таким образом, рассмотрев общество как некую систему, со­стоящую из других систем (подсистем), выполняющих как в отде­льности, так и в целом определенные функции, Т. Парсонс зало­жил основы структурно-функционального метода, который имену­ется иногда и функциональным анализом, и структурным функционализмом, и просто функционализмом.

Продолжателем теории функционализма Парсонса стал его ученик Роберт Мертон (р. 1910). Предмет рассмотрения большин­ства его работ – социальная структура и ее влияние на социальное действие. Мертон считает, что взгляды Парсонса слишком абстрактны, недетализированны, а потому неприменимы в исследовании соци­альной реальности из-за чересчур большого отвлечения от эмпи­рических феноменов (действительности). Поэтому своей основной задачей Р. Мертон видит создание «теории среднего уровня» – своеобразного мостика между эмпирическими обобщениями и аб­страктными схемами.

Критикуя функциональный анализ, Р. Мертон вносит в него поправки, не изменяя вместе с тем сущности функционализма, став родоначальником структурно-функционального анализа; кро­ме того, он один из авторов «теории аномии» - разложения системы социальных ценностей. Р. Мертон тщательно исследовал девиантное поведение.

Важнейшее направление американской социологии – социо­логия труда, хотя в США ее чаще принято называть индустриаль­ной социологией, или менеджментом, главный постулат которого заключается в том, что наряду с самим трудовым процессом на ра­бочем месте огромное значение имеют структура, методы и стиль управления. С точки зрения отечественной социологии это, по су­ти, эмпирическая (прикладная) социология.

Эмпирическая социология стала своеобразной альтернативой теоретическому обобщению социальной жизни, выводы которого, как показало историческое развитие, нередко расходятся с социа­льной действительностью. Именно поэтому статус «большой тео­рии» был поставлен под сомнение: «То, что объясняет все, не объ­ясняет ничего конкретно». К тому же необходимость эмпирических социологических ис­следований была обусловлена общественными потребностями.

Центром формирования эмпирической американской социологии стал Чикагский университет, называ­емый «Чикагской школой социологии», отличительными чертами которой являются:

органическое соединение эмпирических исследований с теоре­тическими обобщениями;

выдвижение гипотез в рамках единой организованной про­граммы, направленной на конкретные и практические цели;

наличие не «научной школы» в классическом ее понимании, а своеобразной хартии единомышленников, поддерживающих и ис­пользующих достижения друг друга.

Центральной фигурой Чикагской школы социологии и ее основателем считается Роберт Парк (1864-1944). Он учился в университетах США (в том числе Гарвардском), затем продолжил учебу в Германии (Берлин, Страсбург, где прослушал курсы фило­софии, а также курс социологии у Г. Зиммеля). По возвращении в США Парк работает на различных должностях: от преподавателя философии в Гарварде и редактора научного издания до секретаря Букера Вашингтона - известного негритянского общественного деятеля. Именно 7 лет работы в качестве секретаря дали ученому огромный социальный материал.

С 1914 г. Парк по приглашению У. Томаса читает лекции на факультете социологии Чикагского университета, создав в итоге Чикагскую школу социологии.

Работы Р. Парка посвящены двум главным темам: расовые от­ношения и городская среда. Весомым вкладом в науку являются его сочинения, посвященные проблемам социальной эволюции (конкуренция – конфликт – приспособление – ассимиляция), выходу рас и народов из различных видов изоляции; культурным процессам и культурной адаптации и др.

Второй крупнейший представитель Чикагской школы социоло­гии – Эрнст Берджесс (1886-1966) – учился и преподавал в Чикагском университете. Он первый защитил докторскую диссер­тацию по социологии не в Германии, а в американском универси­тете. Основными его заслугами являются: придание общеметоди­ческим идеям Р. Парка конкретной формы; разработка оригиналь­ного прикладного варианта социально-экологической теории для исследования города; глубокий анализ процессов формирования семьи и личности в ней и др.

Свежую струю интеллектуализма в осмысление эмпирической реальности внесли представители Гарвардской школы социологии. В частности, наш соотечественник Питирим Сорокин, который еще в 1927 г. в своей работе «Социальная стратификация и мобильность» попытался органично связать эмпирический подход к исследова­нию проблемы с теорией.

Но наибольшее влияние на разработку социологии в США (в первую очередь – эмпирической) оказало вышедшее в 1918 г. пятитомное исследование Ф. Знанецкого (1882-1958) и У. Томаса (1863-1947) «Польский крестьянин в Европе и Аме­рике», в котором ученые подробнейшим образом рассмотрели проблемы адаптации эмигрантов к условиям США. Именно в этой работе были вычленены основные принципы методологии и мето­дики конкретно-социологических исследований.

Принято считать, что в истории социологии труда или менедж­мента США существовали три главные школы:

«классическая школа», или движение за «научный менеджмент» (1890-1920); ее ведущие представители – Ф. Тейлор, Г. Эмер­сон, Г. Таун и др.

«человеческие отношения в промышленности», сформировав­шиеся в конце 20-х гг. и существующие по настоящее время; пред­ставители – Э. Мэйо, А. Маслоу, Д. Макгрегор и др.

«эмпирическая» школа, связанная с именами П. Друкера, Д. Дэвиса, А. Слоуна, Г. Саймона и др. Коротко рассмотрим основные из них.

Еще в рамках протестантской трудовой этики XIX в. возникли предпосылки для гуманистического взгляда на человека. Уже тогда либерально настроенные управленцы воспринимали рабочего как партнера. Развитие же и техническое перевооружение промышлен­ности, просветительские теории прогресса, разработка методоло­гических проблем политэкономии – все это способствовало воз­никновению научного подхода к проблемам организации труда и управления.

Предприниматели, инженеры и ученые движения «ранних на­учных менеджеров» (еще за десятки лет до Ф. Тейлора) занимались социально-психологическими вопросами: практиковали попечите­льский, заботливый стиль руководства, занимались укреплением морали рабочих, их социальным обеспечением (жильем, бытом и т.д.).

В 90-х гг. XIX в. американский менеджер, ученый Фридерик Тейлор (1856-1915) провел комплексные исследования на пред­приятии, в результате которых сформулировал первую в мире сис­тему научной организации труда (НОТ). Изучив социально-эконо­мическую организацию предприятия, он пришел к выводу, что технические и организационные нововведения неэффективны без учета так называемого человеческого фактора, материального и морального стимулирования, искусства администрации управлять предприятием. Тейлор одним из первых объяснил феномен реструкционизма (в пер. с англ. – ограничение), т.е. «работы с про­хладцей», сознательного ограничения рабочими нормы выработки.

Ф. Тейлор разработал и внедрил сложную систему организацион­ных мер: хронометрию, инструкционные карточки, методы пере­обучения работников, плановое бюро, сбор социальной информа­ции и т.д.