В «Юрии Милославском» Загоскин добился органического слияния исторических фактов и вымысла.

Документальный материал в «Юрии Милославском» не имеет и характера иллюстративности, свойственной «Последнему новику» Лажечникова. Загоскин почти не цитирует исторических деятелей, в романе нет эффектных исторических сцен, не обусловленных движением сюжета.Следуя методу В. Скотта, Загоскин стремится раскрыть нравы через жизнь народа,которую он списывал с современности, так как считал, что «домашний простонародный быт того времени почти ничем не отличался от нынешнего».

Обращаясь к историческим фактам, Загоскин часто пользуется рассказом «от автора», но наряду с этим пытается, на основе опыта В. Скотта, применить новые приемы слияния «правды и вымысла». Исторические факты он вводит в повседневный быт народа.О восстании в Москве против поляков читатель узнает из разговоров на постоялом дворе, здесь же репликами стрельца, купца и земского дается первая характеристика князя Пожарского, тяготы иностранной интервенции вырисовываются в эпизоде с хозяйкой постоялого двора, которая, прежде чем накормить постояльцев, выясняет, к какой политической группировке они принадлежат.

Если для В. Скотта роман был средством воспроизвести историю посредством вымысла, тоу Загоскина история служит для обоснования определенных политических идей и прежде всего идеи православия и соединения всех сословий вокруг престола.

Н.А.Полевой:


“История русского народа” Полевого (1829-1833), написанная в противовес “Истории государства Российского” Карамзина, — крупное явление в развитии исторической науки в России. Полевой старался обнаружить и показать органическое развитие народного начала в исторической жизни, обратился к истории народного быта, к фольклору.

По мнению Полевого «русская история, русская старина не только могут быть источником поэтических созданий и романов исторических, но, может быть, их должно почесть одним из богатейших источников для поэта и романиста».

Полевой одним из первых обращается к событиям удельной борьбы на Руси XIV--XV вв. (повесть "Симеон Кирдяпа. Русская быль XIV века", 1828; опубл. в 1832 г.; роман "Клятва при гробе Господнем", 1832), пишет рассказы о крестьянском и купеческом быте, стремясь раскрыть внутренний мир простых людей, взглянуть на все происходящее с ними и вокруг них как бы глазами самого народа .Новаторство П. сразу оценил Белинский, отметив, что в "Симеоне Кирдяпе" впервые была постигнута "поэзия русской древней жизни", которую П. понял "вернее всех наших романистов".

«Клятва при Гробе Господнем» (1832) – первый исторический роман Н. А. Полевого, в целом благоприятно встреченный читателями. «Русская быль» - так определяет жанр «Клятвы при Гробе Господнем» автор. Роман о Дмитрии Шемяке, думается, не только направлен против Н. М. Карамзина, как и «История русского народа», но и указывает на те события отечественной истории, которые Н. А. Полевой считал ключевыми.

Полевой точно датирует время действия, его герои - реальные исторические персонажи.Исторической основой романа стали события, происходившие между 1433 и 1441 г. Это кульминационные годы борьбы за Великокняжеский престол между Василием Васильевичем (внуком Дмитрия Донского) и Юрием Дмитриевичем (братом Дмитрия Донского).

Русские князья интересуют Полевого не только как воины, стратеги, понимающие перспективы развития их княжества, но и как обычные люди, которые имеют право влюбляться, ревновать и т. д.

В «Клятве при Гробе Господнем» исторический дискурс подчиняет себе романное повествование, что создает новый, не сводимый к вальтерскоттовскому, тип исторического романа.Исторический материал не выводится в описательные вставки, а становится «зерном» развития романной интриги. Вымысел в равной степени пронизывает историческое (фактографическое) и романное повествования. Присутствует романизация исторического.

И. И. Лаженичков:

В середине 20-х годов в рамках романтического направления определилось иное отношение к документальным источникам. Интуитивное проникновение в историю не мыслится без ответственной предварительной работы с материалом. Романтические методы использования документальных источников, намеченные в повестях Бестужева, нашли продолжение в романе Лажечникова «Последний новик», над которым он начал работать в 1826 г (издан в 1833 г).

Как и в «Арапе Петра Великого» Пушкина, действие романа Лажечникова отнесено к русским историческим событиям начала XVII века и непосредственно связано с личностью и деятельностью Петра I. В начале царствования Николая I в связи с его подавлением восстания, а затем обещаниями либеральных реформ, выход из создавшегося общественно-исторического тупика видели в осуществлении назревших преобразований «манием царя» - просвещенного монарха, действующего так же решительно и энергично, как действовал в свое время Петр I.

Сюжет «Последнего новика» основан на вымышленном событии. Исторические деятели появляются только в некоторых сценах романа. Взаимоотношение правды и вымысла трактуется как механическое соединение романической интриги и исторических материалов, поэтому документальные данные несут вспомогательную нагрузку, пристраиваются к романическому сюжету.Однако, если сравнить роман Лажечникова с повестями Бестужева, то видно, как изменилось представление об «историческом колорите».Орнамент «Последнего новика» — это уже не живописная и эффектная костюмерия, которую с увлечением описывал Бестужев. Он превратился в сложное сооружение, в котором цитаты из документов, легенды и романтические описания старинных замков сочетаются с бытовыми реалистическими сценками, заимствованными из исторических анекдотов.

Вымысел в «Последнем новике» определяет ход исторических событий, вместо того чтобы объяснить его. Изобилие исторических фактов, не связанных с сюжетными линиями романа, привело к утрате композиционного единства и внутренней художественной правды.

Вопрос исторической правды в художественном произведении был поднят Пушкиным в связи с выходом второго романа Лажечникова «Ледяной дом» (1835). Этот роман, так же как и «Последний новик», написан на основе большого числа источников, в том числе и мемуарных, но теперь исторические события стоят в центре повествования.Роман воспроизводит один из трагических периодов русской истории — царствование Анны Иоанновны и борьбу «верховников» во главе с ее кабинет-министром Артемием Волынским с Бироном. Романическая история перемещается на второй план, становится средством психологической характеристики героя.Документальные сведения органически сливаются с фабулой романа, и романическая интрига «без насилия» входит в историческую среду.

А.С.Пушкин:

Возможность создания реалистического романа в пушкинскую пору связывалась с расширением круга его источников. Дневники и анекдоты, фиксирующие мельчайшие наблюдения над образом жизни, привычками, поведением окружающих лиц, помогали воссоздать быт, нравы, характеры эпохи, обусловленные временем и средой. Нравы воспринимаются как составная часть исторического процесса, а бытовые документальные материалы мыслятся как важнейший источник познания прошлого. В частности, они важны для Пушкина при работе над «Арапом Петра Великого» (задуман и начат ок. 1827 г).

Работая над «Арапом Петра Великого», Пушкин заимствовал материал главным образом у историка Корниловича, т. е. брал его из вторых рук.Задумав новый исторический роман из времен пугачевщины, он сам становится историком.

Первоначальный замысел «Капитанской дочки» был связан с конкретным историческим фактом перехода дворянина-офицера Шванвича на сторону Пугачева. Пушкин нашел упоминание об этом в архивах. Затем Шванвича заменили пощаженный Пугачевым Башарин, затем некий пастор, тоже помилованный Пугачевым. А затем Пушкин пришел к окончательному варианту романа. Реализм романа связан со способом подачи документального материала.

Романическое происшествие органически соединено с историческими событиями. Это достигается прежде всего сплетением судеб исторического лица Пугачева и вымышленного — Гринева. Именно поэтому этот роман считают вершинным произведение жанра.

Н.В.Гоголь:

Для Гоголя, как и для Загоскина важна была концепция«православие, самодержавие, народность». В «Тарасе Бульбе» он создает образ эпического национального героя.

Произведение написано в форме авторского повествования, т.е. никаких приемов «фиктивного автора, например, форм мемуаров, записок и т.д., в них нет. Читатель сразу, без всяких предисловий и описаний, оказывается в центре событий, происходивших много лет назад.

Подчеркивается не только дистанция между прошлым и современностью, но и связь между ними. Нет указаний на конкретные даты. Но есть – в первой же главке – намеки на это время. Далее, обращает на себя внимание драматизированность повествования, особенно заметная в сравнении с эпичностью В. Скотта и А. Пушкина. В подлинно «драматическом» повествовании точка зрения персонажа должна быть увидена читателем непосредственно, а не через посредство повествователя.
Отдельно надо сказать о форме исторической справки. Исторической справки в виде вставного текста (как, например, в «Ревельском турнире» А.А. Бестужева) в «Тарасе Бульбе» нет, но зато есть авторские подстрочные примечания, а также ссылки на летописи, которыми аргументируется краткость описания исторических событий в самой повести.

В повести изображается культурный кризис – упадок культуры казачества – а культурный кризис невозможно точно локализовать во времени: он протекает гораздо дольше, чем конфликт социально-политический.
В повести Гоголя изображается столкновение не двух различных политических сил, а двух культур: православной и католической, культуры патриархальной и культуры Нового времени, осознавшей значение человека как индивидуальности.Для культуры казачества главные ценности – война и битва, общественная жизнь, для культуры польской – любовь, то есть жизнь частная. При этом раскол происходит внутри одной семьи: два сына Тараса принадлежат двум разным культурам. Они оба оказываются перед этическим выбором (различие с романами В.Скотта, Загоскина Пушкина, где был один такой герой), и оба делают его в соответствии с нравственными ценностями той культуры, которая им ближе.

Главным героем является их отец, человек старшего поколения,уже вполне определившийся в жизни, с прочным социальным положением и твердыми нравственными ценностями. Именно его именем названа повесть, и именно его роль – главная в сюжете повести. По его семье проходит раскол, знаменующий собой кризис патриархальной казачьей культуры. При этомдля самого Тараса нет границы между общественной и частной жизнью: они для него слиты до неразличимости. Характерно, что и этот персонаж в конце погибает. Совсем не похоже на романы Вальтера Скотта, где для главных героев обычно все заканчивалось счастливо.

Отход от исторического романа:

Исторический роман занимал передовые позиции в русской литературе в течение десяти лет, вершиной его, по общепринятому мнению, стала «Капитанская дочка» А. С. Пушкина (1836), но уже к 1840-м интерес к произведениям этого жанра начинает спадать.

К 1860-м годам интерес к истории угасает. Исторический роман окончательно уходит на периферию. Появляется только запоздалый роман А. К. Толстого «Князь Серебряный» (начатый задолго до того) и романы Г. П. Данилевского.