Из воспоминаний маршала В. И. Чуйкова

В 12 часов дня противник бросил в бой большие массы пехоты и танков и начал теснить наши части. Удар.направлялся на Центральный вокзал. Этот удар был исключительной силы. Несмотря на громадные потери, захватчики лезли напролом. Колонны пехоты на машинах и танках врывались в город. По-видимому, гитлеровцы считали, что участь его решена, и каждый из них стремился как можно скорее достичь Волги, центра города и там поживиться трофеями... Захватчики гибли сотнями, но свежие волны резервов все больше наводняли улиць'). Наши части тоже понесли большие потери в живой силе и технике и отошли. Когда я говорю: «части понесли большие потери и отошли», это не значит, что люди отходили по приказу, организованно, с одного рубежа обороны на другой. Это значит, что наши бойцы (даже не подразделения) выползали из-под немецких танков, чаще всего раненные, на следующий рубеж, где их принимали, объединяли в подразделения, снабжали, главным образом боеприпасами, и снова бросали в бой. Из дневника убитого под Сталинградом гитлеровца ...Нам надо пройти до Волги еще только один километр, но мы его никак не можем пройти. Мы ведем борьбу за этот километр дольше, чем войну за всю Францию, но русские стоят, как каменные глыбы.