Московский Тильзит

Диктаторы лично вступили в игру. Румынский дипломат Гафенку сравнил «политику двоих» («politique a deux») Гитлера и Сталина с политикой Наполеона и Александра I в период Тильзитского мира (61). Аналогия приходила в голову не ему одному. 16 сентября 1939 г., через две недели после начала войны, Дрие Ля Рошель, не сводивший глаз с карты Европы, кратко записал в дневнике: «Гитлер и Сталин. Ср. Наполеон и Александр в Тильзите» (62). Заключительная фаза подготовки нового Тильзита началась визитом Шуленбурга к Молотову 15 августа. В кармане у посла лежали указания Риббентропа, которые было велено передать устно, — квинтэссенция германских предложений. Переводчик Павлов записал их — вероятно, в некоторой спешке, чем вызваны стилистические шероховатости. Привожу послание рейхсминистра в переводе с немецкого по сборнику «СССР-Германия»; запись Павлова, опубликованная в сборнике «Год кризиса», немного отличается в деталях и формулировках, но не по содержанию. «1. Идеологические расхождения между Национал-Социалистической Германией и Советским Союзом были единственной причиной, по которой в предшествующие годы Германия и СССР разделились на два враждебных, противостоящих друг другу лагеря. События последнего периода, кажется, показали, что разница в мировоззрениях не препятствует деловым отношениям двух государств и установлению нового и дружественного сотрудничества. Период противостояния во внешней политике может закончиться раз и навсегда; дорога в новое будущее открыта обеим странам. 2. В действительности, интересы Германии и СССР нигде не сталкиваются. Жизненные пространства Германии и СССР прилегают друг к другу, но в столкновениях нет естественной потребности. Таким образом, причины для агрессивного поведения одной страны по отношению к другой отсутствуют. У Германии нет агрессивных намерений в отношении СССР. Имперское правительство придерживается того мнения, что между Балтийским и Черным морями не существует вопросов, которые не могли бы быть урегулированы к полному удовлетворению обоих государств. Среди этих вопросов есть и такие, которые связаны с Балтийским морем, Прибалтикой, Польшей, юго-восточным районом и т.д. В подобных вопросах политическое сотрудничество между двумя странами может иметь только положительный результат. То же самое от- 171 носится к германской и советской экономике, сотрудничество которых может расширяться в любом направлении. 3. Нет никакого сомнения, что сегодня германо-советские отношения пришли к поворотному пункту своей истории. Решения, которые будут приняты в ближайшем будущем в Берлине и Москве по вопросу этих отношений, будут в течение поколений иметь решающее значение для германского и советского народов. От этих решений будет зависеть, придется ли когда-нибудь двум народам снова, без возникновения каких-либо действительно непреодолимых обстоятельств, выступить друг против друга с оружием в руках, или же снова наступят дружеские отношения. Прежде, когда они были друзьями, это было выгодно обеим странам, и все стало плохо, когда они стали врагами. 4. Верно, что Германия и Советский Союз, в результате многолетней вражды их мировоззрений, сегодня относятся друг к другу с недоверием. Должно быть счищено много накопившегося мусора. Нужно сказать, однако, что даже в этот период естественные симпатии немцев и русских друг к другу никогда не исчезали. На этой базе заново может быть построена политика двух государств. 5. Имперское правительство и Советское правительство должны на основании всего своего опыта считаться с тем фактом, что капиталистические демократии Запада являются неумолимыми врагами как Национал-Социалистической Германии, так и Советского Союза. Сегодня, заключив военный союз, они снова пытаются втянуть СССР в войну против Германии. В 1914 году эта политика имела для России катастрофические последствия. В общих интересах обеих стран избежать на все будущие времена разрушения Германии и СССР, что было бы выгодно лишь западным демократиям. 6. Кризис в германо-польских отношениях, спровоцированный политикой Англии, а также британская военная пропаганда и связанные с этим попытки создания блока делают желательным скорейшее выяснение германо-русских отношений. В противном случае, независимо от действий Германии, дела могут принять такой оборот, что оба правительства лишатся возможности восстановить германо-советскую дружбу и совместно разрешить территориальные вопросы, связанные с Восточной Европой. Поэтому руководителям обоих государств < выделено мной. — В.М> следует не пускать события на самотек, а действовать в подходящее время. Будет губительно, если из-за отсутствия взаимопонимания по отношению к взглядам и намерениям друг друга наши народы окончательно разойдутся в разные стороны. Насколько нам известно, советское правительство также желает внести ясность в германо-советские отношения. Поскольку, однако, судя по предшествующему опыту, такое выяснение отношений может протекать лишь постепенно и через обычные дипломатические каналы, Имперский Министр иностранных дел фон Риббентроп готов прибыть в Москву с краткосрочным визитом, чтобы от имени Фюрера изложить взгляды Фюрера господину Сталину. Только такое непосредственное обсуждение может, по мнению господина фон Риббентропа, привести к изменени- 172 ям; и, таким образом, закладка фундамента для некоторого улучшения германо-русских отношений уже не будет казаться невозможной». Вот когда пригодились майские предложения Риббентропа, отвергнутые Гитлером! «Молотов с величайшим интересом выслушал информацию, которую мне поручено было передать, — сообщал Шуленбург сразу же после встречи с наркомом, — назвал ее крайне важной и заявил, что он сразу же передаст ее своему правительству и в течение короткого времени даст мне ответ. Он может заявить уже сейчас, что Советское правительство тепло приветствует германские намерения улучшить отношения с Советским Союзом и теперь, принимая во внимание мое сегодняшнее сообщение, верит в искренность этих намерений... Молотов повторил, что, если мое сегодняшнее сообщение включает в себя идею пакта о ненападении или что-то похожее, вопрос должен быть обсужден более конкретно, чтобы в случае прибытия сюда Имперского Министра иностранных дел вопрос не свелся к обмену мнениями, а были приняты конкретные решения». И Шуленбург, и переводчик Молотова Павлов записали беседу очень подробно, несомненно, понимая ее историческое значение. Расхождения между ними незначительны: например, в немецком тексте нет упоминания о «недостаточной опытности» Астахова как одной из причин того, что переговоры предлагается проводить в Москве11. Это был канун радикальных решений, которые должны были приниматься на высшем уровне, тем более что Риббентроп, помимо встречи с Молотовым, прямо просил аудиенции у Сталина. Вторая часть беседы — после того, как Шуленбург зачитал послание и Молотов сказал, что немедленно доложит о нем «правительству» (т.е. Сталину), — была посвящена так называемому «плану Шуленбурга» — плану урегулирования советско-германских отношений, о котором Молотову сообщил поверенный в делах в Италии Гельфанд после встречи с Чиано 26 июня. «План» якобы предполагал улучшение советско-японских отношений при посредничестве Германии, заключение пакта о ненападении и совместные гарантии безопасности прибалтийских стран, заключение широкого хозяйственного соглашения (63). Шуленбург подтвердил, что вел подобные, хотя и не конкретные, разговоры с итальянским послом в Москве Россо (который информировал о них своего министра Чиано) и что «его последние предложения еще более конкретны». В письме к Вайцзеккеру на следующий день после встречи Шуленбург отметил перемену в настроении Молотова, который больше не вспоминал про Антикоминтерновский пакт и вообще оказался «угодлив и откровенен». Молотов дал ответ уже 17 августа. Но еще накануне Шуленбург получил новые инструкции из Берлина: «Германия готова заключить с Со- 11 19 августа Астахова вызвали в Москву, и больше он в Берлин не вернулся. По возвращении Астахов был уволен из НКИД, 27 февраля 1940 г. арестован, в июле 1941 г. осужден на 15 лет лагерей и в феврале 1942 г. умер. Полпред Мерекалов был в августе снят с должности и вскоре уволен с дипломатической службы, но прожил долгую жизнь и скончался в своей постели в 1983 г. 173 ветским Союзом пакт о ненападении, если желает советское правительство, не подлежащий изменению в течение 25 лет... Германия готова совместно с Советским Союзом гарантировать безопасность прибалтийских государств... Германия готова, и это полностью соответствует позиции Германии, попытаться повлиять на улучшение и укрепление русско-японских отношений». Далее Риббентроп от имени Гитлера подтвердил готовность к «общему и быстрому выяснению германо-русских отношений и взаимному урегулированию актуальных вопросов» в связи с Польшей и заявил о своей готовности прибыть в Москву в любой день, начиная с 18 августа, «для решения всего комплекса германо-русских вопросов, а если представится возможность, то и для подписания соответствующего договора». Время до запланированного нападения Германии на Польшу — если в последний момент не будет требуемых уступок — шло на часы. Гитлер спешил, как никогда, и поэтому готов был обещать все, что угодно. Только бы Сталин согласился... Молотов вручил Шуленбургу официальный ответ, заявив, что «т. Сталин находится в курсе дела и ответ с ним согласован». В начале ответа был повторен весь привычный набор аргументов об «официальных заявлениях отдельных представителей германского правительства, нередко имевших недружелюбный и даже враждебный характер в отношении СССР», об Антикоминтерновском пакте, о вынужденной «подготовке отпора против возможной агрессии в отношении СССР со стороны Германии». «Если, однако, теперь германское правительство, — говорилось далее в ответе Сталина и Молотова (полагаю, мы не ошибемся в авторстве), — делает поворот от старой политики в сторону серьезного улучшения политических отношений с СССР, то Советское правительство может только приветствовать такой поворот и готово, со своей стороны, перестроить свою политику в духе ее серьезного улучшения в отношении Германии». Первым шагом Москва назвала подписание торгово-кредитного соглашения, вторым — «заключение пакта о ненападении или подтверждение пакта о нейтралитете 1926 г. с одновременным принятием специального протокола о заинтересованности договаривающихся сторон в тех или иных вопросах внешней политики, с тем чтобы последний представлял органическую часть пакта». Работавший с документами из архива Сталина, Л.А. Безыменский опубликовал его правку на первоначальном проекте Молотова и сделал вывод: «именно Сталину и Молотову принадлежит идея особого секретного протокола к новому договору. Идея Шнурре не пропала, она лишь преобразовалась» (64).

«Переходя к вопросу о приезде Риббентропа, — записывал Павлов, — т. Молотов заявляет, что мы ценим постановку этого вопроса германским правительством, подчеркивающим серьезность своих намерений предложением послать в Москву видного политического деятеля, в отличие от англичан, пославших в Москву второстепенного чиновника Стрэнга ». Это перекликается с письмом Шуленбурга Вайцзеккеру 174 от 16 августа: «У меня создалось впечатление, что предложение о приезде Имперского Министра очень польстило лично господину Молотову и что он рассматривает это как действительное доказательство наших добрых намерений. (Я напоминаю, что, согласно газетным сообщениям, Москва просила, чтобы Англия и Франция прислали сюда министра, и что вместо этого прибыл только господин Стрэнг)». Автору не удалось выяснить, каким путем это письмо было послано в Берлин, но Молотов как будто знал о его содержании. Впрочем, это представляется вполне возможным, поскольку секретарь германского посольства в Москве Кегель был тайным коммунистом и советским агентом (были «свои люди» в посольстве и у американской разведки). В Берлине снова реагировали немедленно. Во время встречи с Шуленбургом Молотов запросил германский проект договора и протокола к нему. В ответ Риббентроп предложил ограничиться следующим: «Статья 1 Германское государство и СССР обязуются ни при каких обстоятельствах не прибегать к войне и воздерживаться от всякого насилия в отношении друг друга. Статья 2. Соглашение вступает в силу немедленно после подписания и будет действительно и нерасторжимо в течение 25-летнего срока». Рейхсминистр также сообщил, что переговоры об экономическом соглашении завершены и что война с Польшей может начаться со дня на день. «Сегодняшняя внешняя политика Германии достигла своего исторического поворотного пункта», — в который раз повторял Риббентроп. 19 августа Молотов снова принял Шуленбурга, сообщившего ему последние новости из Берлина и германский проект пакта. Нарком удивился краткости предложенного договора (похоже, не слишком-то искушенный в этом деле Риббентроп взял за образец... Антикоминтерновский пакт), предложил использовать в дальнейших переговорах уже имевшиеся пакты о ненападении и, прервав на время беседу, через два с половиной часа вручил послу советский проект из пяти статей: «Правительство СССР и Правительство Германии Руководимые желанием укрепления дела мира между народами и исходя из основных положений договора о нейтралитете, заключенного между СССР и Германией в апреле 1926 г, пришли к следующему соглашению: Статья 1. Обе Договаривающиеся Стороны обязуются взаимно воздерживаться от какого бы то ни было насилия и агрессивного действия друг против друга или нападения одна на другую, как отдельно, так и совместно с другими державами. Статья 2. В случае, если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом насилия или нападения со стороны третьей державы, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать ни в какой форме подобных действий такой державы. Статья 3. В случае возникновения споров или конфликтов между Договаривающимися Сторонами по тем или иным вопросам, обе Сторо- 175 ны обязуются разрешить эти споры и конфликты исключительно мирным путем в порядке взаимной консультации или путем создания в необходимых случаях соответствующих согласительных комиссий. Статья 4. Настоящий договор заключается сроком на пять лет, с тем что, поскольку одна из Договаривающихся Сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия договора будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет. Статья 5. Настоящий Договор подлежит ратифицированию в возможно короткий срок, после чего договор вступает в силу. Постскриптум. Настоящий пакт действителен лишь при одновременном подписании особого протокола по пунктам заинтересованности Договаривающихся Сторон в области внешней политики. Протокол составляет органическую часть пакта». На прощание Молотов сказал примерно следующее: «Ну вот, после всего, наконец-то, конкретный шаг» (обратный перевод по телеграмме посла). «Он явно имел в виду, что советское правительство перешло к решительным действиям», — суммировал Шуленбург. Уже при первом, беглом взгляде на советский проект бросаются в глаза его проработанность и деловитость, ориентация на общепринятые правовые нормы (ратификация и т.д.). Создается впечатление, что он был подготовлен загодя — в отличие от импровизации Риббентропа. Как знать, может, так оно и было... Обратим также внимание на изменение срока действия пакта с 25 лет (для Гитлера эта цифра, похоже, имела магическое значение — он вставлял ее едва ли не во все свои проекты) до 5 лет и на статью об обстоятельствах его продления, которая позже будет использована при подготовке советско-японского пакта о нейтралитете... и обернется против Советского Союза, когда в августе 1945 г. он все-таки вступит в войну на Тихом океане. В тот же день, 19 августа, в Берлине Бабарин и Шнурре, наконец-то подписали многострадальное кредитное соглашение, в котором, кстати, тоже был свой «конфиденциальный протокол», но без всякого «криминала» (65). Краткое сообщение о его подписании, по обоюдному согласию, появилось в печати два дня спустя. Одновременно «Правда» поместила передовую статью о соглашении с многозначительным последним абзацем: «Новое торгово-кредитное соглашение между СССР и Германией, родившись в атмосфере напряженных политических отношений, призвано разрядить эту атмосферу. Оно может явиться серьезным шагом в деле дальнейшего улучшения не только экономических, но и политических отношений между СССР и Германией». Сталин добился того, чего хотел, и подал совершившееся, как хотел. 21 августа в 15 часов Шуленбург вручил Молотову перевод12 личного послания Гитлера «Господину И.В. Сталину», гласившего: 12 Ранее, следуя прямым указаниям Риббентропа, Шуленбург не передавал Молотову никаких написанных текстов, а только зачитывал их для синхронного перевода и последующей записи. 176 «1. Я искренне приветствую заключение германо-советского торгового соглашения, являющегося первым шагом на пути изменения германо-советских отношений. 2. Заключение пакта о ненападении означает для меня закрепление германской политики на долгий срок. Германия, таким образом, возвращается к политической линии, которая в течение столетий была полезна обоим государствам. Поэтому германское правительство в таком случае исполнено решимости сделать все выводы из такой коренной перемены. 3. Я принимаю предложенный Председателем Совета Народных Комиссаров и народным комиссаром СССР господином Молотовым проект пакта о ненападении, но считаю необходимым выяснить связанные с ним вопросы скорейшим путем. 4. Дополнительный протокол, желаемый правительством СССР выделено мной. — В.М>, по моему убеждению, может быть, по существу, выяснен в кратчайший срок, если ответственному государственному деятелю Германии будет предоставлена возможность вести об этом переговоры в Москве лично. Иначе германское правительство не представляет себе, каким образом этот дополнительный протокол может быть выяснен и составлен в короткий срок. 5. Напряжение между Польшей и Германией сделалось нестерпимым. Польское поведение по отношению к великой державе таково, что кризис может разразиться со дня на день. Германия, во всяком случае, исполнена решимости отныне всеми средствами ограждать свои интересы против этих притязаний. 6. Я считаю, что при наличии намерения обоих государств вступить в новые отношения друг к другу является целесообразным не терять времени. Поэтому я вторично предлагаю Вам принять моего министра иностранных дел во вторник, 22 августа, но не позднее среды, 23 августа. Министр иностранных дел имеет всеобъемлющие и неограниченные полномочия, чтобы составить и подписать как пакт о ненападении, так и протокол. Более продолжительное пребывание министра иностранных дел в Москве, чем один день или максимально два дня, невозможно ввиду международного положения. Я был бы рад получить от Вас скорый ответ. Адольф Гитлер». Вдогонку полетела телеграмма Риббентропа послу: «Пожалуйста, сделайте все, что можете, чтобы поездка осуществилась». А Вайцзеккер каждые несколько часов требовал от него ответа, когда же состоится долгожданная встреча. Персональное обращение Гитлера к Сталину, официально не занимавшему никаких государственных постов, было впечатляющей и результативной стратегемой: «Это послание стало вехой в мировой истории — оно отметило момент, когда Советская Россия возвратилась в Европу как великая держава. До того ни один европейский государственный деятель не обращался к Сталину лично. Западные лидеры относились к нему так, как будто он был далеким, да к тому же малозначительным, бухарским эмиром. Теперь Гитлер признал в нем правителя великой страны» (66). По словам Шуленбурга, послание произвело глубокое впечатление на Молотова. О реакции Сталина мы можем только догадываться. 177 Сталин порадовал Гитлера— Шуленбург получил ответ уже в 17 часов того же дня. Он был лаконичен и деловит: «Рейхсканцлеру Германии господину А. Гитлеру. Благодарю за письмо. Надеюсь, что германо-советское соглашение о ненападении создаст поворот к серьезному улучшению политических отношений между нашими странами. Народы наших стран нуждаются в мирных отношениях между собою. Согласие германского правительства на заключение пакта ненападения создает базу для ликвидации политической напряженности и установления мира и сотрудничества между нашими странами. Советское правительство поручило мне сообщить Вам, что оно согласно на приезд в Москву г. Рибентропа 23 августа. И. Сталин». Согласно телеграмме Шуленбурга, передавая ответ, «Молотов заявил, что советское правительство хочет, чтобы самое позднее завтра утром в Москве было опубликовано короткое деловое коммюнике о предполагаемом заключении пакта о ненападении и «ожидаемом» прибытии Имперского Министра иностранных дел. Молотов просит согласия Германии на это к полуночи. Советую согласиться, поскольку советское правительство уже зарезервировало публикацию». Гитлер был готов на все. 22 августа «Правда» поместила сообщение ТАСС «К советско-германским отношениям»: «После заключения советско-германского торгово-кредитного соглашения встал вопрос об улучшении политических отношений между Германией и СССР. Происшедший по этому вопросу обмен мнений между правительствами Германии и СССР установил наличие желания обеих сторон разрядить напряженность в политических отношениях между ними, устранить угрозу войны и заключить пакт о ненападении. В связи с этим предстоит на днях приезд германского министра иностранных дел г. фон Риббентропа в Москву для соответствующих переговоров». Путь к московскому Тильзиту был открыт.