Источники САМОЭФФЕКТИВНОСТИ

  Самым большим влиянием на самоэффективность обладает собственный опыт достижений в деятельности (табл. 7). Эти достижения служат лучшим средством терапии недостаточной самоэффективности. «Успехи поднимают оценку собственного мастерства; неоднократные неудачи подрывают ее — особенно если эти неудачи случаются на ранних стадиях развития событий. После того как в результате достигнутых успехов укрепляется ожидание эффективности, отрицательное воздействие случайных неудач ослабляется» (Бандура, 2000, с. 117).
Достигнутый успех является наиболее надежным основанием, заставляющим индивида поверить в то, что он может добиться успеха, обеспечивая защиту от неудач, которые могут встретиться ему позднее. Кроме того, когда основу чувства собственной эффективности составляют фактические действия и достижения человека, это обычно обобщается на целую область похожих видов деятельности. Достигнутый успех в меньшей степени усиливает ощущение самоэффективности, если выполняемая задача была легкой, чем если она была трудной.
Бандура утверждает, что опыт приобретения самоэффективности должен включать опыт преодоления трудностей посредством настойчивых усилий. Приобретение самоэффективности через опыт мастерства не есть простое усвоение готовых навыков. Оно представляет собой «усвоение когнитивных, поведенческих и саморегуляторных средств для создания и выполнения действий, направленных на управление жизненными ситуациями» (Bandura, 1995, р. 3).
Ощущение самоэффективности растет в большей степени, если успех достигается самостоятельно, без посторонней помощи. Однако из этого не следует, что помощь в достижении самоэффективности вредна. Важно лишь, чтобы человек воспринимал успех как связанный со своими стараниями.
Такие методы поведенческой терапии, как моделирование, десенсибилизация и метод наводнения (есть такой термин; суть метода заключается в том, что человека побуждают оказаться в реальной ситуации, вызывающей страх, находиться в ней максимально долгое время и убедиться в том, что возможные негативные последствия, — например, смерть от сердечного приступа у клиента с кардиофобией — отсутствуют), успешно используются и в клинической практике (при лечении фобий), и при воспитании детей — с целью повышения у них самоэффективности. Ряд исследований, осуществленных на материале проблемы фобий, свидетельствует о том, что методы активного преодоления повышают веру в свои силы и приводят к избавлению от избегающего поведения быстрее и эффективнее, чем другие (такие, как методы экспозиции и систематической десенсибилизации). Однако следует помнить, что успешное выполнение поставленных задач не приводит автоматически к высокой самоэффективности. Используя методы активного преодоления, нужно убедиться, что человек объясняет свой успех собственными усилиями и умениями.
Источники самоэффективности
{Bandura, 1977, р. 195)
Таблица 7

Источник

Способ передачи

Достижения в выполнении деятельности

Участие в моделировании Десенсибилизация Воздействие извне Самоинструктирование

Чужой (косвенный) опыт

Живое моделирование Символическое моделирование

Вербальное убеждение

Внушение Увещевание Самовнушение Обратная связь

Физиологические и эмоциональные состояния

Атрибутивный тренинг Релаксация, биологическая обратная связь Символическая десенсибилизация Символическое воздействие извне

Косвенный опыт также является важным источником самоэффективности. Самоэффективность растет, когда люди наблюдают, как другие успешно справляются с решением различных сложных задач. Наблюдая за другими, они убеждают себя в том, что «если другие могут сделать это, то и они сами могут, по крайней мере, достичь каких-то улучшений своих показателей» (Бандура, 2000, с. 118—119). Например, студенты, которые боятся задавать вопросы в большой группе, могут изменить прогноз эффективности с «я не могу сделать это» на «возможно, я смогу», если они были свидетелями того, как их товарищи задавали вопросы без катастрофических последствий для себя. Другими словами, люди говорят себе: «Если они могут это сделать, то и я смогу».
В то же время, если человек наблюдает за тем, как другие, похожие на него (столь же компетентные) люди неоднократно терпят неудачу, несмотря на настойчивые попытки, это может привести к худшему прогнозу собственной способности выполнить подобные действия.
В.              Циммерман и Д. Рингл {Zimmerman, Ringle, 1981) предлагали испытуемым (учащимся 1-х и 2-х классов) две модели поведения, выражая словами либо уверенность, либо пессимизм при решении неразрешимой головоломки на разделение двух переплетенных колец. Те, кто наблюдал за человеком, уверенно старавшимся решить эту задачу (оптимистическая модель), тоже упорствовали в своих попытках решить сходную невербальную задачу. У тех же, кто следил за человеком, уныло вертевшим в руках кольца (пессимистическая модель), снижался уровень самоэффективности и быстро опускались руки. Кроме того, дети обобщили свои представления об эффективности на решение других вербальных задач.
Несмотря на то что в целом чужой опыт оказывает более слабое влияние на представления о самоэффективности, чем опыт собственных достижений, полагаться на опыт других может быть особенно важным, когда существует неопределенность относительно собственной способности выполнить некоторую задачу. Эта неопределенность может проистекать из отсутствия соответствующего опыта или фактических данных, позволяющих судить о выполнении задания.
Модели, используемые для сравнения, могут быть как живыми, то есть быть людьми, живущими рядом, так и символическими, то есть людьми, представленными на телеэкранах, сцене, в кино, журналах.

Люди обычно выбирают модели, похожие на них, с такими же способностями и возможностями, как у них самих, но иногда они выбирают и модели, на которые стремятся быть похожими. Использование сразу нескольких различающихся моделей, неоднократно и успешно повторяющих действия, которые наблюдатели считают опасными или чрезмерно сложными, лучше способствует установлению чувства самоэффективности, чем выполнение таких же действий всего лишь одной моделью (Бандура, 2000).
Третий способ, с помощью которого может быть достигнуто ощущение эффективности, — попытаться убедить человека в том, что он обладает способностями, необходимыми для достижения цели. Вербальное убеждение широко используется по причине своей простоты и доступности (там же). Однако Бандура полагает, что попытки вербального воздействия чаще всего дают лишь кратковременный и слабый эффект в плане изменения самоэффективности. Существует достаточно много факторов, негативно сказывающихся на эффективности этого способа. Например, если пытаться уговаривать человека поверить в то, что у него есть способность выполнить работу, если он приложит достаточно усилий, то это может скорее подорвать его самоэффективность, чем усилить ее.
Встреча с неудачей (когда фактические успехи не соответствуют ожидаемому результату) может привести как к снижению самоэффективности, так и к потере уважения к мнению убеждающего. Бандура полагает, что сила вербального убеждения ограничивается осознаваемым статусом, авторитетом убеждающего и степенью доверия и уважения к нему.
Наиболее часто встречающиеся формы убеждения — внушение, которое используется, например, в телевизионной рекламе, а также увещевание, к которому прибегают, например, спортивные тренеры («Ты можешь это сделать»). Существует также обратная связь, которая говорит индивиду, насколько хорошо (или плохо) он выполняет какое-то дело. Поощряющая обратная связь, ведущая к более сильной самоэффективности, заставляет людей упорнее трудиться и достигать большего (Schunk, 1981, 1985). Наконец, люди могут самостоятельно убеждать себя в том, что они справятся с данной деятельностью, то есть использовать самовнушение. Вербальное воздействие на человека, пытающегося добиться какого-либо результата, прежде всего должно быть в рамках его реальных способностей и возможностей и соответствовать фактическим успехам.
И наконец, воспринимаемые индивидом собственные эмоциональные и физиологические состояния также могут оказывать влияние на его ощущение самоэффективности. Это четвертый источник самоэффективности. (Из этих состояний человек тоже может извлекать информацию относительно своих способностей, сильных и слабых сторон.) Это влияние может быть как позитивным, если воспринимается спокойствие, а также подъем и жажда деятельности, так и негативным, если воспринимается тревога, скованность, страх или заторможенность. Люди с большей вероятностью добиваются успеха, если они не напряжены и эмоционально спокойны. Напротив, если человек нервничает по поводу того, что ему предстоит сделать, то он с большей вероятностью будет ожидать неудачи, чем когда не нервничает.
Поскольку люди судят о своей эффективности и по уровню эмоционального напряжения, испытываемого ими перед лицом стрессовых или угрожающих ситуаций, то любой способ, понижающий это напряжение, повысит прогноз эффективности. Физиологические состояния страха можно ослабить с помощью атрибутивного тренинга (убеждающего, что причиной страха являются мысли человека, а не люди или ситуация, которых он опасается), обучения релаксации, а также использования методов символической десенсибилизации и экспозиции.
Бандура считает, что самоэффективность является продуктом сложного процесса самоубеждения, который происходит на основе когнитивной обработки различных источников информации об эффективности. Эти источники информации проходят когнитивную обработку, оценку (сопоставление) и, наконец, интеграцию {Bandura, 1989).
Исследования показали, что и у мужчин, и у женщин самоэффективность достигает максимального уровня в середине жизни и постепенно снижается после шестидесяти лет.
Бандура считает, что в целом переоценка собственных возможностей и вера в успех идут людям на пользу. Оптимистическая самооценка имеет свои преимущества, учитывая то, что человеческая жизнь полна трудностей — неудач, разочарований, препятствий и даже просто несправедливости. «Люди, исполненные решимости бороться, так твердо верят в себя, что способны проявлять исключительное упорство и переносить бесчисленные неудачи, не упуская из виду своей цели» {Bandura, 1997).

Однако, хотя в литературе в основном делается акцент на разрушительных последствиях низкой самоэффективности, в настоящее время существуют данные, показывающие, что в некоторых случаях слишком высокая самоэффективность может оказаться дисфункциональной. Например, человек, излишне уверенный в своей эффективности, может быть чрезвычайно настойчивым в своих попытках выполнить невыполнимые задания, неоправданно идти на риск (см.: Baumeister, Scher, 1988).
Это касается в первую очередь различных ситуаций, связанных со здоровьем, когда переоценка своих способностей может привести к нанесению себе физического вреда. Например, если человек считает, что умеет съезжать на лыжах с крутых склонов, не исключено, что дело закончится травмой; люди с алкогольной и наркотической зависимостью ошибочно верят, что могут контролировать свое злоупотребление («Еще пара глотков — ия смогу с этим покончить»); психически больные люди также уверены в том, что способны управлять галлюцинациями при помощи одной только силы воли (см.: Мак-Маллин, 2001). Очевидно, это подтверждает исследования о пользе «умеренного оптимизма» по сравнению с оптимизмом «слепым» (см.: Зелигман, 1997).