Похожие публикации

Документ является демонстрационной версией (2)
Реферат
Сегодня планирование сбыта товаров на рынке играет важную и решающую роль для формирования успешной деятельности современного предприятия. Рыночная эк...полностью>>

Купить недвижимость (квартиру, комнату) по Государственному жилищному сертификату в Екатеринбурге и Свердловской области
Документ
Государственный жилищный сертификат – это документ, представляющий собой именное свидетельство, которое подтверждает право гражданина на получение за ...полностью>>

Коррекционная программа исправления агрессивного поведения ребенка младшего школьного возраста
Программа
Упрямство, постоянные возражения. Отказы даже от легких поручений, игнорирование просьб учителя; драчливость; постоянное подавленное настроение, раздр...полностью>>

«Инфляция. Система антиинфляционных мер»
Документ
Герой А.С. Пушкина Евгений Онегин «…читал Адама Смита и был глубокий эконом, то есть умел судить о том, как государство богатеет и чем живет и почему ...полностью>>



Яизложил способности души, рассмотрел с Вами в общем виде различные обстоятельства, через которые про­шел человек. Вы увидели происхождение правлений, зако­нов

Каким образом узнают, что существуют тела


Вы замечаете, что испытываете раз­личные впечатления, которые не Вы сами производите. А всякое следствие предполагает причину. Значит, есть что-то, что воздейству­ет на Вас.

Вы замечаете в себе органы, на которые воздействуют предметы, окружающие Вас со всех сторон, и замечаете, что Ваши ощущения суть следствия этого действия пред­метов на Ваши органы. Вы не могли бы усомниться в том, что замечаете эти вещи,— чувство доказывает Вам это.

Ведь телами называют все предметы, которым мы при­писываем это действие.

Поразмышляйте над самим собой, и Вы согласитесь, что тела познаются Вами лишь постольку, поскольку они действуют на Ваши органы чувств. Тела, которые не дейст­вуют на Вас, по отношению к Вам как бы не существуют. Сами Ваши органы дают Вам о себе знать лишь потому, что действуют друг на друга. Если бы Ваши ощу­щения были ограничены одним только зрением, Вы ощу­щали бы себя определенным образом и даже не знали бы, что имеете глаза.

Но каким образом Вы познаете тела? Каким образом Вы познаете тела, из которых образованы Ваши органы, и те, которые являются внешними по отношению к Вашим органам? Вы видите поверхности, Вы прикасаетесь к ним — та же самая очевидность чувства, которая доказы­вает Вам, что Вы видите их, прикасаетесь к ним, доказы­вает Вам также, что Вы не можете проникнуть дальше. Стало быть, Вы не знаете природы тел, т. е. не знаете, почему они кажутся Вам такими, какими кажутся.

Между тем очевидность чувства доказывает Вам су­ществование этих видимостей, а очевидность разума — су­ществование чего-то такого, что их производит. Ибо

сказать, что есть видимости,— значит сказать, что есть следствия, а сказать, что есть следствия,— значит ска­зать, что есть причины.

Что понимается

под фактом


Я называю фактами все вещи, кото­рые мы замечаем, таковы ли эти вещи, какими они нам кажутся, или же в действительности нет ничего подобного и мы замечаем только видимости, произведенные свойствами, которых не знаем. Фактом является то, что тела протяженны, другой факт — что они окрашены, хотя мы не знаем, почему они кажутся нам протяженными и окрашенными.

Очевидность должна исключать всякого рода сомнения. Следовательно, очевидность факта не может иметь своим предметом абсолютные свойства тел — она не может пока­зать нам то, что они суть в себе, так как мы совсем не знаем их природы.

Но каковы бы они ни были сами по себе, я не смог бы усомниться в их отношениях ко мне. Именно о подобных отношениях осведомляет нас очевидность, и другой цели она не могла бы иметь. Очевидностью факта является то, что солнце восходит, что оно заходит и что оно светит мне все время, пока находится на небосклоне. Стало быть, нужно напомнить Вам, что я буду говорить лишь об относительных свойствах всякий раз, когда скажу, что нечто фактически очевидно. Но необходимо напомнить Вам также, что существование этих относительных свойств доказы­вает существование свойств абсолютных, как существова­ние следствия доказывает существование причины. Следо­вательно, очевидность факта предполагает, а не исключает существование свойств 15 , и если она не сделала их своим объектом, то только потому, что мы не способны их понять.

ГЛАВА VIII

НА ЧТО НАПРАВЛЕНА ОЧЕВИДНОСТЬ ФАКТА

И КАКИМ ОБРАЗОМ СЛЕДУЕТ СДЕЛАТЬ ТАК,

ЧТОБЫ ОНА ДЕЙСТВОВАЛА СОВМЕСТНО

С ОЧЕВИДНОСТЬЮ РАЗУМА

Очевидность факта

и очевидность разума

должны действовать

совместно


Очевидность факта, Ваше высочество, предоставляет все материалы для той науки, которую называют физикой и цель которой — исследовать тела. Но недостаточно собрать факты; нужно, насколько это возможно, расположить их в порядке, кото-

41


40



рый, показывая отношение следствий к причинам, образует систему ряда наблюдений.

Таким образом, Вы понимаете, что очевидность факта всегда должна сопровождаться очевидностью разума 16. Первая сообщает о вещах, которые наблюдались, а вторая показывает, по каким законам одни вещи рождаются из других. Следовательно, было бы бесполезно приниматься рассматривать очевидность факта отдельно от всякой дру­гой очевидности.

Но, хотя благодаря очевидности факта мы и уверены в вещах, которые наблюдаем, мы не всегда уверены в том, что от нас не ускользнули некоторые существенные сообра­жения. Значит, когда из наблюдения мы выводим следст­вие, очевидность разума нуждается в том, чтобы ее подтвер­дили новые наблюдения. Если даны все условия, то очевид­ность разума достоверна, но доказывать, что мы не забыли ни одного условия, должна очевидность факта. Таким-то образом обе очевидности должны содействовать друг другу в создании системы. Значит, речь идет не о том, чтобы не­пременно рассматривать очевидность факта изолированно, а о том, чтобы очевидность разума приходила ей на помощь и руководила нами в наших наблюдениях.

Что понимается

под явлением


Есть факты, имеющие своей не­посредственной причиной волю ра­зумного существа; таковы движения Ваших рук. Среди них есть движения, являющиеся не­посредственным следствием законов, которым подчиня­ются тела и которые совершаются одним и тем же образом каждый раз, когда налицо одни и те же обстоятельства. Так, например, висящее тело падает, если Вы разрезаете веревку, которая его поддерживает. Все факты этого рода называются явлениями, а законы, от которых они зави­сят,— естественными законами. Задача физики — позна­ние этих явлений и законов.

Что понимается

под наблюдением


Чтобы достичь этого, нужно уделить особое внимание каждой вещи и тща­тельно сравнить факты и обстоятель­ства — это и понимается под словом наблюдать, а явления, которые удалось открыть, называются наблюдениями.

Что понимается

под опытом


Но для того чтобы открыть явления, не всегда достаточно наблюдать; нуж­но еще использовать подходящие средства, чтобы сопоставить их, освободить от всего, что их скрывает, и сделать их досягаемыми для нашего зрения.

Вот это и называют опытами. Например, нужно было про­вести опыты, чтобы наблюдать тяжесть воздуха. Таково различие, которое Вы должны делать между явлением, наблюдением и опытом, — смысл этих слов довольно часто смешивают.

Цель, которую

я себе ставлю далее

в этом сочинении


Научить нас, как сделать, чтобы оче­видность разума способствовала оче­видности факта,— дело хороших фи­зиков. Изучим их труды. Однако

мой замысел заключается не в том, чтобы преподать Вам курс физики. Я хочу только показать Вам, как следует рассуждать в этой науке, чтобы Вы могли углубляться в нее, если более важные дела позволят Вам предаваться этому занятию. Вы не должны быть, Ваше высочество, ни физиком, ни геометром, ни астрономом, ни даже метафизи­ком, хотя Ваш наставник и является им. Но Вы должны уметь рассуждать и тем более должны владеть этим уме­нием, что ошибочное рассуждение государя может нанести урон ему и его народу.

К тому же Вы согласитесь, что для Вас было бы весьма унизительным быть неспособным прнимать образованных людей, опасаться встречи с ними, допускать к своему двору лишь глупцов или полуученых — в глазах здравомысля­щих людей самых докучливых среди всех глупцов. Хотите не бояться умных людей? Приобретайте знания, сделайтесь способным раздавать знаки уважения, которые даже со стороны государя лестны, лишь когда они показывают его просвещенность. Имейте достаточно возвышенную душу, чтобы уважать науку и добродетель, где бы они ни оказа­лись соединенными, и краснейте, если у Вас есть лишь пре­имущество Вашего происхождения.

В следующей книге мы будем рассуждать о принципах движения и попытаемся раскрыть первые принципы меха­ники.

42



КНИГА ВТОРАЯ,

ГДЕ ПОКАЗЫВАЕТСЯ НА ПРИМЕРАХ,

КАК ОЧЕВИДНОСТЬ ФАКТА

И ОЧЕВИДНОСТЬ РАЗУМА

СПОСОБСТВУЮТ ОТКРЫТИЮ ИСТИНЫ

ГЛАВА I

О ДВИЖЕНИИ И О СИЛЕ, КОТОРАЯ ЕГО ПРОИЗВОДИТ

Движение есть первое явление


Движение, т. е. переход тела из од­ного места в другое, представляет собой первое явление, которое нас

Место, занимаемое

телом, есть часть

пространства


поражает; оно существует везде, оно существует всегда. Идея места предполагает простран­ство, которое заключает в себе вселен­ную, и место каждого тела есть часть, занимаемая им в этом пространстве.

Мы знаем лишь относительное место


Мы не можем наблюдать абсолютное место тел; мы видим лишь местополо­жение одних тел по отношению к другим, т. е. лишь их относительное место.

Мы знаем лишь

относительное

движение


Мы не можем познать абсолютное движение. Будучи неподвижными в этом кабинете, мы находимся в одном и том же месте по отношению к Земле; но мы непрерывно переходим с одного абсолют­ного места на другое, так как перемещаемся вместе с Зем­лей, которая вращается вокруг своей оси и обращается вокруг Солнца. Вообразите, что Земля — корабль и эта комната составляет его часть; из этого Вы мо­жете заключить, что все, что мы можем сказать о движении и покое, должно пониматься как сказанное об относитель­ном движении и относительном покое.

Сила, являющаяся

причиной движения,

нам неизвестна


Но хотя мы не знаем ни абсолютного движения, ни абсолютного покоя, быть неподвижным на Земле и быть на ней в движении — это разные вещи. Какова же причина этих явлений?

Когда Вы двигаете тело, когда Вы сами меняете место, причина этого движения сопровождается в Вас ощуще­нием, которое заставляет Вас заметить нечто, что деист-

вует, и нечто, что сопротивляется действию. Тому, что действует, Вы даете название силы, а тому, что сопротив­ляется, — название противодействия. С этого момента Вы представляете себе идею силы как относительную, соотне­сенную с идеей противодействия, и Вы уже не считаете, что сила была бы необходима, если бы не было противодей­ствия, которое надо преодолеть.

Однако ощущение никоим образом не сообщает Вам, какова причина, производящая Ваше движение; если Вы обратите на это внимание, Вы признаете, что чувствуете скорее движение, а не вызывающую его причину.

А если Вы не знаете того, что производит в Вас движе­ние, Вы весьма далеки от знания того, что производит его в телах, которым Вы не смогли бы приписать ничего подобного тому, что Вы чувствуете.

Таким образом, с первого шага мы вынуждены признать наше неведение. Мы уверены, что движение существует, что оно имеет причину, но этой причины мы не знаем. Тем не менее ничто не мешает нам дать ей название — вот почему мы сохраним за этой причиной название силы.

Скорость — это как бы пространство,

пройденное в данное время


Скорость есть быстрота, с которой тело последовательно перемещается в пространстве. Вы понимаете, что благодаря этому мы можем судить о скорости лишь по пространству, пройденному в определенное время; Вы сочтете, что ско­рость тела А вдвое больше скорости тела В, если в один и тот же промежуток времени А пройдет пространство вдвое большее, чем В. Значит, у Вас будут точные идеи о ско­рости лишь постольку, поскольку Вы будете иметь точные идеи о пространстве и времени. Но что такое время и пространство? Это, Ваше высочество, две вещи, о ко­торых философы наговорили массу нелепостей.

Но мы не знаем ни природы пространства


Несомненно, что благодаря чувствам мы обладаем идеей протяженности тел, т. е. идеей цветной, осязаемой и т. д. протяженности. Несомнен­но также, что мы можем путем абстракции отделить от этой протяженности все видимые, осязаемые и т. д. качества; значит, у нас остается идея протяженности, совершенно отличная от идеи тел, — это и называется пространством. Осязаемые качества, которые мы ощущаем в телах, представляют нам тела как непроницаемые (т. е. осязание внушает нам, что различные тела не могут занимать одно и

44


45



то же место), как необходимо существующие одни вне других. Отбрасывая эти качества путем абстракции, мы получаем проницаемое пространство, в котором, как нам кажется, движутся тела.

Но тот факт, что мы образуем идею такого пространства, не доказывает, что оно существует, ибо ничто не может нас убедить, что вещи вне нас таковы, какими мы их представ­ляем себе при помощи абстракции.

Однако доказано, что движение, такое, как мы его себе представляем, невозможно, если все заполнено. Как же нам, Ваше высочество, выбраться из этих затруднений, сознавая наше неведение, сознавая, что мы не знаем ни пустоты, ни заполненности? В самом деле, как мы смогли бы иметь о них точную идею? Мы не смогли бы сказать, что такое протяженность.

Ни природы времени

Ни природы материи

Следовательно, нужно рассматривать только

отношения,

существующие

между ними, и их