Похожие публикации

Договор о сотрудничестве и возмездном оказании услуг №13/43
Документ
Мы, нижеподписавшиеся, негосударственное образовательное учреждение Институт образования «ЗНАНИЕ-КАПИТАЛ», в лице директора Бабина Александра Борисови...полностью>>

Зачет Форма проведения: традиционная вопросы для подготовки к зачету (1)
Документ
Научные предпосылки отождествления человека по папиллярным узорам. Криминалистическая классифика­ция папиллярных узоров и частные признаки, используе­...полностью>>

Материально – техническое обеспечение образовательной деятельности Информационно-техническое обеспечение образовательного процесса (1)
Документ
Мультимедийный учебно-методический комплекс « Методика преподавания математики в начальной школе». «Методика преподавания естествознания в начальной ш...полностью>>

Программа выхода наименование организации на безубыточный уровень работы 2011 год
Программа
проведение маркетинговых исследований для формирования конкурентоспособных предложений с целью стимулирования повышения объема работ с постоянными зак...полностью>>



Комплекс полноценности, однако. Никакой, в лопатки им дышло! философской горечи, типа

И все это – замечу – на фоне основного заболевания и не очень хорошего, в силу особенностей ЦНС, качества ментальной релаксации.

Когда человек с проблемами здоровья либо без них входит в йогу и в ней остается, то первоначально практика очищает и перестраивает его. Он начинает трезво оценивать свои возможности и реальное положение в этом мире, а также направление и способы самореализации.

Хронические заболевания длительного течения, разумеется, не проходят, но негативная симптоматика значительно слабеет, появляется дополнительная жизненная энергия, которой раньше просто не было. И человек становится более активным в социуме. Когда процесс очищения и самонастройки завершен, начинается калибровка – наступает ареактивность. И тогда возможности индивида повышаются настолько, что превращаются в сиддхи.

О себе в этом плане я уже говорил, приведу несколько характерных примеров по ученикам и бывшим пациентам. Случай первый.

Вот письмо от 17 октября 3013.

Здравствуйте, Виктор Сергеевич. Ну, вот вроде обещался отчитываться...

Случилась со мной любопытная штука по здоровью. Где-то пару лет назад заметил, что потихоньку начал лысеть. Ну как бы возраст, подумал я... И в то же время стал замечать, что в «стоячих» снова появился тремор. Я подумал, что забросил «стоячие». Дело в том, что дети мои пару лет как занялись хоккеем. А это на двоих в сумме даёт 6-8 часов ледового времени в неделю, когда мне их надо ждать и заняться решительно нечем, ибо к хоккею я равнодушен чуть больше, чем совсем. В результате я пристраиваюсь на галёрку в угол и там ЧВНю себе на скамейке. Это даёт много покоя, но маловато асан... В общем, их я добавил, но это не помогло. Тремор усилился и стал замечаться вне практики, после чашки кофе. А затем уже и по-взрослому, без всякого кофе и нагрузки. Как раз тут среди моих "болезных знакомых" (о них чуть позже) появился парень с паркинсонизмом... В общем, я почти испугался уже. Замаячил призрак трясущейся старости...

Помнится, я упоминал как-то, что после того, как занялся йогой, пару раз случалось что-то непонятное с желудком (году, эдак, в 2004). Так вот, в июле я схлопотал ещё один такой приступ. Однако на этот раз проходить он не стал и асаны ничего не облегчили. Утром следующего дня я отправился в местную неотложку и там, часов через пять, эскулапы определили, что болит как-то неправильно лежащий воспалённый аппендикс. К полуночи меня взяли на операцию. Аппендикс тут удаляют лапароскопией. Делают три крошечных разреза, почти прокола, загоняют туда камеру свет и щипцы и аккуратненько достают красавца на свет. Операция несложная и не тяжёлая по последствиям. Выписка происходит по контрольным параметрам. Если давление - пульс - температура не выходят за определённые границы некоторое время - тебя выписывают. Обычно через 36 часов после операции. Меня выгнали утром, через 10 часов. Поскольку параметры вообще не изменились. Полежав пару дней дома, я обнаружил, что тремора нет. Практику я, конечно, не делал, да и вообще месяца два чувствовал слабость. Сейчас восстанавливаюсь - тремор в «стоячих» в пределах моей нормы. Вот такая странноватая история. За тремором я ещё понаблюдаю, а волосы, похоже, со временем вылезут.

Теперь насчёт "болезных знакомых". Помнится, закончили мы на том, что преподавать мне не очень-то удаётся. А дело было так... В какой-то момент к нам с женой потянулись "проблемные" люди. Я тогда подумал, что это за йогой и стал потихонечку их обучать, но оказалось, что не совсем. Люди приходят, слушают, но сами не включаются и не занимаются. Это привычный тут формат обучения. Выглядит примерно так: - Мы пришли, денег дали, тело принесли, а ты инструктор - занимайся теперь. Всё получается, вот только навык самостоятельной работы не приходит. Ну, а не мне Вам рассказывать какие получаются при таком подходе результаты. Они просто поглазеть-покайфовать идут. Поскольку в гуры меня не тянет, в клоуны тоже, то я такую лавочку свернул по-тихому. Но люди всё равно появляются, хотя теперь более адекватные. Я провожу с ними какое-то время, но практику не афиширую. Как-то так получается.

А в остальном всё без изменений. Дети растут. Жена передаёт наилучшие пожелания. Все здоровы, всё нормально.

Мой ответ.

Здравствуйте, Саша!

Да, любопытная история! Прикачал я ее по извилинам, и получается, что в данном случае йога сработала отрицательно, то есть законсервировала опасную ситуацию.

Благодаря долгой практике организм оказался фундаментально сбалансирован, и когда на периферии – в кишечнике, еще в 2004 возникла проблема, то, во-первых, развитие процесса шло крайне медленно, во-вторых, система держала отклонение равновесия до тех пор, пока могла. А сопротивлялась она, как видите, очень долго. Кстати, именно медленное и длительное нарастание общей интоксикации могло запустить процесс утраты волос. Это цена приспособления к текущему состоянию. То же и тремор. У человека с обычной устойчивостью гомеостаза, все проявилось бы намного быстрее и конкретней. А практика сформировала такую степень устойчивости, что и развитие патологии шло крайне медленно, и проявления ее оказались нестандартными.

Примерно так. Вы уж простите йогу, а заодно и меня, который ее Вам когда-то преподавал.

С облысением не факт, возможно и обратное развитие, поскольку источник интоксикации, наконец, устранен. Только процесс восстановления – если он запустится (вероятность 50/50) – будет, скорее всего, медленным и затянется во времени. Но если у Вашего отца данная проблема существует, то, скорее всего, Вам ее тоже не миновать.

По «болезным знакомым» соображения такие: когда интерес к работе с людьми у Вас станет подлинным, то все будет развиваться само собой. А не появится, так и не разовьется. Не мне говорить Вам, что к этому надо относиться хладнокровно, чему быть – того не миновать.

Привет супруге, здоровья и хорошей практики!

Случай показательный. Мало того, что воспаление аппендикса никак не проявлялось девять лет, но даже операция не изменила контрольных параметров (классическая картина ареактивности – ВСБ). А послеоперационная слабость затянулась потому, что организм чересчур долго противостоял стрессу и пришел в стадию истощения.

Случай второй.

А.Л. Отчет о практике в Школе йоги Виктора Бойко – стр. 17, можно прочесть на сайте, но здесь я хочу рассказать об эволюции этого человека, как она виделась мне со стороны. Поначалу А. начал занятия в одной из субботних групп. Цвет лица у него был лимонный, кроме того, при малейшем наклоне головы вниз начинала отчаянно болеть шея и глаз, я уж не помню какой, наливался кровью. Барахлил ЖКТ, болели суставы, быстро падало зрение. Как пояснили врачи – синдром Жильбера, семейная холемия, билирубин за сотню. Интересно, что это за синдром, который возникает только после двадцати пяти лет на фоне мощнейших и длительных перегрузок и не проявлен больше ни у кого из семьи? Как сказал бы несравненный Ходжа Насреддин: - Муха сомнения ползает по блюду моего ума.

Месяцев несколько практика А. сводилась к двухчасовому расслаблению лежа на коврике в зале – на спине, на правом боку, на животе. То же самое исполнял он и дома в пределах часа, а потом слушал Нидру. Потом начал подниматься и попробовал что-то делать, мы начали подбирать асаны, доступные для практики. Из всего двухдневного комплекса их оказалось три, и то, форма походила на образец весьма условно. И вот эти простейшие позы, к которым постепенно добавилось еще три или четыре, он выполнял около двух лет, не продвинувшись в гибкости ни на миллиметр! Все попытки хоть как-то модифицировать скудный комплекс заканчивались неудачей, печень была как стеклянная, не допуская ни малейшего изменения терпимого ею набора поз и времени выдержки асан. Но за это время А. замечательно овладел глубоким расслаблением, по мере его освоения и кумуляции уровень билирубина начал стабильно падать. Года три продолжалась подгонка практики под человека, и адаптация человека к доступному варианту практики. И только после этого позитивные изменения начали стремительно распространяться на все аспекты жизни.

- билирубин вошел в пределы нормы;

- сама собой упразднилась диета;

- заметно выросла переносимость холода, что указывает на явное улучшение функции печени;

- полностью прекратились респираторные заболевания и влияние внешних инфекций;

- самочувствие стало отличным и стабильно устойчивым;

- полностью гармонизировался внутрисемейный климат;

- изменились цели и приоритеты, отношение к работе и бытию в целом. Затем А. сменил и работу;

- перестали беспокоить проблемы экзистенции – смысл жизни и прочая ерунда;

- пропал интерес к литературе, стало ясно, что достаточно «Йога-сутр» Островской и Рудого, все остальное приходит только из опыта;

- при отъезде А. в командировки, семья стала реагировать на его отсутствие, у жены нарушался сон, у детей - настроение, когда он был дома, дети периодически прибегали к отцу прижаться, обнять его, просто побыть рядом;

- еще через какое-то время в процессе различных социальных контактов он заметил, что стал «жилеткой», в которую норовили излить свои проблемы самые разные, порой даже слабо незнакомые люди;

- проблема достаточного количества общения для души решилась сама собой;

- начались постоянные мелкие происшествия с неизменным позитивным исходом, например, после прибытия ранним утром в Хельсинки семья оказалась в спящем, пустом и незнакомом городе. Надо искать отель, но в какой стороне – непонятно. Глава семьи прислушался к себе, и они двинулись наобум, а через два квартала увидели у перекрестка одинокое такси с дремлющим шофером;

- мой бывший пациент начал помогать рекомендациями по йоге и своим друзьям – тем, кто интересуется, почему он поразительно изменился и так великолепно выглядит;

- значительно выросла переносимость к нагрузкам, если в начале освоения йоги у него не хватало сил на получасовую прогулку с детьми, то теперь, в процессе работы по трем разным направлениям он месяцами находится в разъездах;

- как говорит он сам, с точки зрения исходного состояния, которое было до йоги, вся нынешняя жизнь – сплошные сиддхи, и ничего более;

- и к сорока годам его возможности стали неизмеримо большие, нежели в тридцать три.

Пример третий.

Бывший мой пациент, практикующий йогу больше десяти лет, задал вопрос: что делать с энергией, которая никак не расходуется до конца?

- Все уже на себя навьючил, что можно, дальше фантазии не хватает! А к вечеру хоть день заново начинай. Поспал чуток, и надо что-то делать. Позанимаешься, естественно, а потом, пока семья не проснулась, можно читать литературу художественную, в Интернете побродить, зайти на тот же сайт realyoga или по работе. Я прошлой зимой финт изобрел – тут у нас спортсмены тренируются, лыжники, олимпийский резерв, что ли, не помню уже, да и без разницы. Прицеплюсь я к ним, и двадцать пять кэмэ в темпе, без отставания и с удовольствием. Чувствую, что еще и прибавить могу.

А у них глаза на лоб, заметно ведь, что мне уже не двадцать лет, и даже не тридцать. Говорят: - Мужик, ты кто и откуда? Может, из чемпионов бывших или спецназа?

Надо же, почти в масть попали, только вариант моего спецназа им не угадать, а скажешь – не поверят.

- Да я просто, - говорю, - люблю лыжи…

- Может оно и так, конечно, - отвечают мне, - многие любят, но чтобы человек в годах ломился, как лось – это странно, первый раз такое видим.

- Видимо, придется открывать еще один бизнес.

Пример четвертый, короткий.

Один из бывших моих пациентов в начале двухтысячных перенес операцию по поводу запущенной меланобластомы кожи, а затем облучение, химиотерапию и т.д. Не будучи в силах переносить процесс, он сбежал в другой город, а после того, как стало худо совсем, вернулся обратно в клинику. Когда посмотрели биохимию, сказали, что у живого человека такой крови не бывает. Ад лечения затянулся еще на полтора года, и все-таки человек выжил. Доктора сказали, что после всего этого, если он женат и детей нет, то эту тему надо забыть навсегда.

Попал он ко мне по поводу перегрузок, а учитывая сумасшедшее его здоровье, которое использовалось на всю катушку, накопилось их более чем достаточно. – Чтобы мне хоть как-то расслабиться, - пояснил он, - надо принять два литра водки. Правда, не отвечаю потом за то, что будет с окружающим пространством…

Через три года практики у них родилась дочь.

Все эти примеры, здесь показанные, огромное количество других, оставшихся за кадром, равно как и мой собственный опыт подтверждают удивительный эффект регулярной практики. Все, что становится возможным для людей, занимающихся йогой от трех лет и дольше, без этих занятий не стало бы возможным ни при каких условиях. Йога полностью изменяет вектор бытия и ощутимо увеличивает сопротивление человеческого материала натиску времени – это проверено на опыте.

Оглядываясь на прошлое, ощущаю порой легкую досаду – кто бы в семидесятых годах прошлого века рассказал мне о йоге то, что я сегодня пытаюсь передать другим! Тогда не пришлось бы выбираться из тупиков, делать лишнее и ненужное, порой травмироваться и, самое главное – тратить массу невозвратного времени на то, чтобы понять. Но с другой стороны, а она всегда есть, эта сторона, без такого разнообразного опыта вряд ли бы удалось разобраться в том, что такое йога.

- Мы пробьемся с боем через реку к утреннему розовому веку (И.Эренбург).

Зато сохраняется возможность оставаться и дальше полезным, а человек жив, пока он востребован, нужен еще кому-то, кроме себя и близких. Притом, замечу, я никогда не был подвержен ложному чувству собственной уникальности.

Что еще сказать о себе? Пожалуй, словами поэта, лучше не придумать:

- А я живу, не как надо. Печалюсь, горю неярко. Не уважаю стадо. Плюю свысока на бедность. И удаляюсь в вечность, словно в аллею парка, бегущую в неизвестность.

- Я не стал ни лучше и ни хуже, под ногами тот же прах земной, только расстоянье стало уже между вечной музыкой и мной.

- Чуть помедлив, вздохнешь, уходя, в темноту безнадежно кивая на распятое тело дождя, на расколотый череп трамвая, на его обнажившийся мозг искореженный временем, ржавый, на разбитый газетный киоск и звезду над российской державой.

Пока я работал над статьей, прошла почти половина осени.

- Снова птицы в стаи собираются, ждет их за моря дорога дальняя, яркое, веселое, зеленое, до свиданья, лето, до свидания. За окном сентябрь провода качает, за окном с утра серый дождь стеной…

- Вот и осень с ног до головы в драпировке рваной синевы…

- Мир устроен не так нелепо, как нам чудится в дни печали, ведь земля — это то же небо, только в самом его начале.

Вспомнилось пятое ноября 1969, когда мы вышли из штаба части с военными билетами, где командир приемного радиоцентра поставил отметку об увольнении из рядов срочной службы в советской армии. Винницу накрыл тогда небывалый холод. С запада неслись лохматые туши облаков. Ветер и дождь со снегом сбивали остатки листьев на аллее вязов, которая вела к пищеблоку. Их прозрачные вершины усеяны были графитовой россыпью раскачивающегося воронья. Слева от казарм втягивалась в аллею колонна подразделений – наш и передающий центры, взвод радиоконтроля, ЗАС, кросс телеграфа, рота МТО, рота охраны, расчеты боевых смен, дежуривших с трех ночи до утра.

На подходе к штабу, старшины и сержанты зычно командовали: - На дембелей слева – р-р-равняйсь! Рота!! И солдаты переходили на строевой шаг, лязгая подошвами по мокрому асфальту. Румяные лица, повернутые к нам, улыбались. Экспансивный одессит Саня Лобань хлестнул пилоткой по бедру: - Мужики, не верю! Два с половиной года ждали, и вот едем домой. А вокруг то же, что и было! Как же так?!

- Все вокруг еще изменится к лучшему, - сказал жизнерадостно кто-то из нас, - вот мы этим и займемся.

И до сих пор я пытаюсь заниматься этим, правда, не уверен, что получается.

В древней Индии бытие человека складывалось из четырех стадий - ашрамов:

- ученик (брахмачарья) – до 24 лет - жизнь под руководством наставника, посвящённая приобретению знаний, самоконтроля и накопления жизненной энергии, обучение действиям в русле дхармы;

- Это что ж под тобой все плавится и кренится – хочется значительнее казаться? – Столько Бога вокруг, что хочется три страницы, а не получается и абзаца?

- грихастха (семьянин) – 24 – 49 лет - создание семьи, рождение детей, выполнение обязанностей домохозяина и пребывание в миру;

- И жить в этой серой обычности, пока не остынут конечности, пытаясь для собственной личности найти хоть немножечко вечности.

- варнапрастха – 50 – 74 года – постепенный отход от мирских обязанностей, подготовка к полному отречению от мира;

- Там, у отмелей дальних - белых лилий ковши, там, у рек беспечальных, жизнь и смерть хороши.

- саньяса – от 75 и до конца - полное посвящение себя Богу, медитация, подготовка к смерти и освобождению.

- Я прощаюсь со всем, чем когда-то я был, что я так презирал, ненавидел, любил. Начинается новая жизнь для меня, и прощаюсь я с кожей вчерашнего дня. Больше я от себя не желаю вестей и прощаюсь с собою до мозга костей, вот уже, наконец, над собою стою, отделяю постылую душу мою, в пустоте оставляю себя самого, равнодушно смотрю на себя - на него.

Здравствуй, здравствуй, моя ледяная броня, здравствуй, хлеб без меня и вино без меня, сновидения ночи и бабочки дня, здравствуй, все без меня и вы все без меня! Я читаю страницы неписаных книг, слышу круглого яблока круглый язык, слышу белого облака белую речь, но ни слова для вас не умею сберечь, потому что сосудом скудельным я был и не знаю, зачем сам себя я разбил. Больше сферы подвижной в руке не держу и ни слова без слова я вам не скажу. А когда-то во мне находили слова люди, рыбы и камни, листва и трава.

Но если мы не хотим терять этот чудный мир раньше урочного времени, что же тогда остается?

Ну конечно – йога!

- Делай что должно, и будь что будет.

Июль – октябрь 2014, Москва

Примечания:

  1. ЙИК – книга «Йога – искусство коммуникации», находится в свободном доступе на главной странице сайта /

  2. Йога-сутры – см. «Классическая йога: Йога-сутры Патанджали с комментариями Вьясы – «Бхашья» и «Таттва-вайшаради» Вачаспати Мишры (перевод с санскрита, введение, комментарий и реконструкция системы – Е.П.Островской и В.И.Рудого, ППВ, М.: Наука, ГРВЛ, 1992)».

  3. ЧВН – читта вритти ниродхо – «молчание ума» - базовое определение йоги, данное в Сутрах.

  4. В тексте приведены стихотворные и текстовые отрывки следующих поэтов и прозаиков:

Р.Абельская; И.Алексеев; Д.Андреев; И.Анненский; Ю.Батяйкин; В.Берязев; В.Блаженный; И.Бродский; Д.Быков; В.Высоцкий; А.Галич; Р.Гильфанов; Л.Гинзбург; С.Городенский; Н.Гумилев; В.Ерофеев; Ефрем Сирин; Н.Заболоцкий; Г.Иванов; С.Кекова; В.Коркия; А.Кухлятин; Ларошфуко; К.Левин; М.Лермонтов; В.Набоков; Н.Озерицкая; В.Пелевин; В.Полозкова; Сент-Экзюпери; А.Тарковский; Л.Толстой; Ф.Тютчев; И.Царёв; М.Цветаева; Г.Шпаликов; И.Эренбург.