Похожие публикации

Отчет о прибылях и убытках (форма №2); отчет о движении капитала (форма №3). 2 этап
Отчет
Таким образом высчитывается коэффициент автономии (отношение собственных средств к общему итогу баланса), который показывает, насколько компания спосо...полностью>>

Тематический тест «Соблюдение орфоэпических норм». В каком слове ударение падает на второй слог? 1 статуя
Документ
1.В каком предложении вместо слова дипломатичный нужно употребить слово дипломатический? 1) Из уклончивого и чересчур дипломатичного выступления сотру...полностью>>

Общество с ограниченной ответственностью ”Арконт, именуемое в дальнейшем «Поставщик», в лице директора Ткачева Алексея Геннадьевича, действующего на основании
Документ
Общество с ограниченной ответственностью ”Арконт", именуемое в дальнейшем «Поставщик», в лице директора Ткачева Алексея Геннадьевича, действующего на ...полностью>>

«Дом К. Ф. Фукса: история и современность» Мустафина Софья Альфредовна
Документ
Один из древних и крупных городов Поволжья - Казань связана с именами многих выдающихся людей России и является средоточием многих памятников истории ...полностью>>



Взаимодействие и сотрудничество в стратегиях развития приграничных регионов россии и украины

Колосов В.А.

д.геогр.н., руководитель лаборатории Института географии РАН

Зотова М.В.

к.геогр.н., н.с. Института географии РАН

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ И СОТРУДНИЧЕСТВО В СТРАТЕГИЯХ РАЗВИТИЯ ПРИГРАНИЧНЫХ РЕГИОНОВ РОССИИ И УКРАИНЫ1

Необходимость развития приграничного сотрудничества многократно подчеркивалась на самом высоком уровне. Однако для авторов директивных планово-экономических документов как на федеральном, так и на региональном уровне оно остается явно второстепенной задачей. Пути практической реализации выгод приграничного положения российскими регионами видятся региональным руководителям и экспертам крайне узкими, далекими от современных вызовов и накопленного в других странах опыта. Безусловно, это во многом объясняется геополитическими причинами – нестабильностью отношений России с ее соседями, отсутствием взаимного доверия на межгосударственном уровне, опасениями регионов вступить в противоречие с политикой федерального центра, усилившимися в результате укрепления «вертикали власти» [1].

Несмотря на существенные положительные сдвиги во внешнеполитических взаимоотношениях между главами России и Украины, приграничное сотрудничество пока не входит в число актуальных и обсуждаемых вопросов. В рамках встреч президентов, прошедших в течение 2012 и начале 2013 г., основными темами остаются подключение Украины к интеграционным процессам на евразийском пространстве, «газовый вопрос» и развитие производственной кооперации в ракетно-космической, авиационной промышленности и атомной энергетике. Темы приграничного сотрудничества затрагиваются редко.

В 2008 г. представителями России, Белоруссии, Киргизии, Таджикистана и Казахстана была подписана Конвенция о приграничном сотрудничестве государств – участников Содружества Независимых Государств, которая определяет основные принципы и направления приграничного сотрудничества. Однако представители Украины не приняли участие в разработке и подписании этого документа.

Естественно, такое отношение к приграничному сотрудничеству на высшем уровне отразилось в среднесрочных и долгосрочных стратегиях социально-экономического развития (до 2015-2025 гг.), принятых в 2007-2010 гг. почти одновременно во всех регионах российско-украинского пограничья (табл. 1). Известно, что во многих случаях областные и городские стратегии разрабатываются скорее «для галочки». Многие российские коммерческие консалтинговые организации быстро создали для этого шаблоны и поставили «производство» стратегий на поток. Это отчетливо прослеживается при знакомстве со стратегиями разных регионов, изготовленных одной организацией. В некоторых стратегиях есть правильные теоретические положения, но практические рекомендации выглядят далекими от действительности [1]. Авторы стратегий, как правило, не предлагают конкретных рецептов, технологий и механизмов достижения целей и решения поставленных задач. На Украине ситуация со стратегическим планированием аналогична российской.

Неудивительно, что степень реализации подобных документов как в России, так и на Украине низка. Тем не менее, их анализ имеет смысл, так как содержание стратегий обсуждается региональными органами исполнительной и представительной власти, комментируется в прессе, так или иначе отвечает устремлениям региональной элиты, отражает ее компетентность, представления о взаимодействии с соседними странами и местный дискурс [1].

Таблица 1

Сроки принятия и реализации стратегий развития приграничных регионов России и Украины.

Регион

Дата принятия

Дата обновления

Срок реализации

Брянская область

2008

2015

Курская область

2007

2020

Белгородская область

2010

2025

Воронежская область

2007

2011

2020

Ростовская область

2007

2011

2020

Черниговская область

2007

2015

Сумская область

2010

2015

Харьковская область

2010

2020

Луганская область

2007

2015

Донецкая область

2007

2015

В большинстве случаев основная цель, заявленная в стратегиях развития российских и украинских регионов, - «улучшение уровня и качества жизни населения, создание условий для гармоничного развития населения региона на основе повышения конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности его экономики» [2, 5]. Поставленные в стратегических документах задачи, как правило, наукообразны, расплывчаты, неконкретны. При этом, судя по целевым индикаторам инвестиций в человеческий капитал (образование, здравоохранение, культуру), реального повышения качества жизни до международных стандартов ожидать не приходится. Драйверы роста и развития экономики приграничных областей часто указаны абстрактно (например, «интеграция региона в национальное и мировое экономическое, научное и образовательное пространство») [7]. Возможности решения за счет приграничного сотрудничества принципиальных задач, поставленных в стратегических документах, практически не рассматриваются.

Проведенный анализ стратегий десяти регионов российско-украинского пограничья показал, что только в стратегии развития Харьковской области приграничное положение названо одним из преимуществ региона, а улучшение политических и экономических отношений с Россией - важной потенциальной возможностью его развития [9]. В большинстве случаев границы регионов видятся авторам стратегий своего рода береговой линией, за которой – океан, иная стихия, необитаемая часть земной поверхности [1].

Если со временем и проводится актуализация региональных стратегий, то, как правило, новые их версии мало отличаются от предыдущих. Так, например, актуализация стратегии Воронежской области в 2011 г. не привела к повышению ее качества. Многие показатели, утвержденные в первоначальном варианте, были признаны недостижимыми, так как они выбирались и просчитывались исходя из задачи обогнать «конкурентов» и занять ранее публично заявленное место в рейтингах субъектов РФ, а не реального потенциала региона и возможных рисков. Несмотря на это, главные индикаторы остались практически недостижимыми. Замена части из них и общее увеличение их числа до 32 скорее ухудшило основной стратегический документ области [7].

Специфика приграничных районов видится в стратегиях экономического развития в первую очередь в повышенной роли инфраструктуры. Предполагается, что в приграничных городах, особенно расположенных в «створе» международных транспортных коридоров, должны быть созданы крупные транспортно-логистические и производственные узлы национальной транспортной сети, обеспечивающей интеграцию российской экономики в мировые транспортные системы [4, 6]. Намечается увеличить пропускную способность полимагистралей, ведущих к государственным границам, обустроить обходы выступов территории соседних стран. Особое значение придается западному направлению, связывающему московскую агломерацию и всю Россию с торговыми партнерами в Европе.

Единственным механизмом приграничного сотрудничества, упомянутым в ряде стратегий, является развитие еврорегионов («Слобожанщина», «Ярославна», «Днепр» и «Донбасс»). В качестве основных направлений их деятельности традиционно отмечено развитие пограничной и транспортной инфраструктуры, выполнение туристических, культурных функций, а также охрана окружающей среды [2, 8, 9].

Степень проработанности разделов, связанных с еврорегионами, в стратегиях различна. В Сумской и Курской стратегиях, хотя и упомянуто создание еврорегионов с соседними областями Украины, но их значимость практически не раскрыта [4, 8]. В стратегиях Брянской и Луганской областей действующие на их территории еврорегионы («Днепр» и «Донбасс» соответственно) даже не были упомянуты [2].

В то же время создание еврорегиона «Донбасс» в актуализированной в 2011 г. стратегии Ростовской области названо «новым стимулирующим фактором экономического развития региона» [3]. Важным механизмом реализации приграничного потенциала области названо формирование крупного трансграничного агломеративного комплекса, численностью населения свыше 7 млн. человек на базе Ростовской, Луганской и Донецкой областей. Этот комплекс, по мнению авторов стратегии, должен «стать новым стимулирующим фактором экономического развития Ростовской области» и «позволит подключиться к европейскому трансферу технологий, потоку высокотехнологических товаров, сравнительно недорогих финансов и качественных трудовых ресурсов» [3]. Следует отметить, что перспектива создания крупной агломерации в условиях сильной депопуляции приграничных регионов и России и Украины остается дискуссионной.

Еврорегион «Слобожанщина», созданный еще в 2003 г. Белгородской и Харьковской областями, упоминается в Стратегии Белгородской области лишь в связи с заключением соглашения о создании туристического кластера, хотя в планах сотрудничества значилось сотрудничество в строительной индустрии и финансах [6]. В обширном разделе стратегии, посвященном организации территории, ничего не говорится даже о Харькове, расположенном всего в 25 км от российской границы. Косвенно необходимость сотрудничества с Украиной вытекает лишь из строк о поддержании «стабильного уровня загрязненности воды в пограничных створах с Украиной на реках Северский Донец, Ворскла, Ворсклица, Оскол».

Напротив, в стратегии развития Харьковской области еврорегиону «Слобожанщина» уделяется довольно большое внимание. В рамках еврорегиона планируется реализация весьма широкого спектра программ, включая культуру, туризм и спорт; науку, новые технологии и образование; ликвидацию чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий, развитие сотрудничества между предприятиями и организациями; упрощение процесса пересечения границы для населения и грузового транспорта; стимулирование экономики путем развитие инфраструктуры приграничных регионов и т.д.

При SWOT-анализе потенциала Харьковской области значительные надежды авторов стратегии связаны с экономико-географическим положением региона. По их мнению, одной из первоочередных «проблем устойчивого экономического развития региона является именно недостаточно эффективное использование приграничного расположения региона, которое может быть усилено за счет улучшения политических и экономических отношений с Россией» [9]. В связи с этим одним из способов решения глобальных и национальных проблем в регионе предлагается улучшение торгово-экономического сотрудничества с Россией. Для реализации этой задачи авторами стратегии предложены национальные проекты «Создание зоны трансграничного сотрудничества с Россией», «Украинско-российский инновационный центр» и «Ворота Украина-Россия» (создание транспортно-торгово-логистического центра). Кроме того, авторы стратегии пишут о необходимости разработки и реализации Стратегии устойчивого приграничного развития Харьковской и Белгородской областей до 2020 г. Однако никаких подробностей реализации заявленных проектов в стратегическом документе не приводится.

Между тем, близость к границе означает далеко не только возможность увеличения числа рабочих мест и налоговой базы за счет обслуживания пропускных пунктов, развития транспортно-логистических и посреднических функций. Это еще и дополнительные возможности улучшения социальной ситуации без значительных затрат путем совместного использования объектов социальной инфраструктуры, экономии на их масштабе, создания локального трансграничного рынка труда. Соседним регионам легче за счет объединения усилий осуществлять дорогостоящие проекты развития инфраструктуры, туризма. Наконец, без приграничного сотрудничества не решить задач охраны окружающей среды – например, оздоровления экологической обстановки в международных речных бассейнах. Приграничное сотрудничество позволяет повысить статус региональных проектов до общегосударственного, сделать их приоритетными придать и привлечь к их реализации средства центральных ведомств и международных организаций.

Унаследованная от прошлого абсолютизация границ между субъектами федерации превратила их в своеобразные княжества, не столько сотрудничающие, сколько конкурирующие между собой за внимание и инвестиции федерального центра и государственных монополий. Соответственно, каждый приграничный регион по-своему трактует необходимость взаимодействий с соседями по другую сторону границы, координации устройства территории в пограничье нет. Российские и украинские градостроители еще несколько лет назад совместно разработали схему районной планировки всего пограничья, но известна она лишь узким специалистам.

Таким образом, приграничное сотрудничество сегодня по-прежнему не является приоритетной сферой стратегического развития территорий. Несмотря на то, что оно должно рассматриваться как форма региональной политики, направленной на социально-экономическое развитие каждой из сторон благодаря координации усилий и получению совместных выгод.

Список литературы

1. Колосов В.А., Зотова М.В. Приграничное сотрудничество в стратегиях развития российских пограничных областей // Российско-украинское пограничье: двадцать лет разделённого единства / Отв. ред. В.А. Колосов и О.И. Вендина. – М.: Новый хронограф, 2011. – С. 99-141.

2. Концепцiя Cтратегії економічного та соціального розвитку Луганської області на період до 2015 року. 2007.

3. Проект стратегии социально-экономического развития Ростовской области на период до 2020 года. 2011.

4. Стратегiя розвитку Сумскьоi областi на перiод до 2015 року «Нова сумщина – 2015». 2010.

5. Стратегія соціально-економічного розвитку Чернігівської області на період до 2015 року. 2007.

6. Стратегия социально-экономического развития Белгородской области на период до 2025 года. 2010.

7. Стратегия социально-экономического развития Воронежской области на долгосрочную перспективу до 2020 года (актуализация). 2011.

8. Стратегия социально-экономического развития Курской области до 2020 г. 2007.

9. Стратегiя сталого розвитку Харкiвскоi областi до 2020 року.

1 Доклад подготовлен в рамках Программы фундаментальных исследований Президиума РАН №38 «Перспективы скоординированного социально-экономического развития России и Украины в общеевропейском контексте».