Похожие публикации

Пахомов б. М. Доцент, к т. н каф. См-1 мгту им. Н. Э. Баумана
Документ
Предложена схема деформирования, основанная на разделении общей жесткости материала на два механизма: один осуществляет связи между различными направл...полностью>>

Заочная олимпиада по английскому языку (1)
Документ
Reggie is a robot. He has a computer for a brain. The scientists who designed and built Reggie had lots of problems to solve. The biggest one was find...полностью>>

Именуемый в дальнейшем «Заемщик» и
Документ
3.1. При невыполнении Заемщиком предусмотренных настоящим договором обязанностей, а также при утрате обеспечения или ухудшения его условий по обязател...полностью>>

Учебно-методический план
Документ
Чтобы настроить учащихся на изучение данной темы рекомендуется предварительно поработать с ассоциограммой «Дорого яичко к святому дню» на русском язык...полностью>>



Темы рефератов: Криминологические проблемы алкоголизма. Алкоголизм и потомство. Роль семейного фельдшера в профилактике алкоголизма

алкоголя и наркотиков были известны людям еще с древнейших времен и использовались для усиления эффекта изменения сознания при богослужениях. В литературных источниках, датируемых V веком до н. э., есть упоминание о том, что скифы сыпали коноплю на раскаленные камни с целью получения дыма, вызывающего восторженное состояние. Древние племена Средиземноморья бросали в костер подгнившие гроздья винограда (то есть такие, в которых уже начался процесс брожения) и от запаха сжигаемых плодов приходили в состояние опьянения. Шаманы использовали наркотические вещества во время ритуальных действий. Позже наркотики использовали служители культа и прорицатели, чтобы вызвать у верующих нарушение сознания и чувство особого психического подъема во время богослужений. В Древнем Египте, Древней Греции и Риме были известны наркотические свойства опийного мака и индийской конопли. Однако во всех ситуациях химический психотропный эффект играл лишь вспомогательную роль; главным фактором изменения сознания были магические ритуалы, маски, символические действия, танцы,

заклинания, сильно воздействующие на психику человека.

Таким образом, одним из первичных глубинных факторов употребления человеком психоактивных веществ является желание периодически изменять свое сознание, переживать метаморфозы личности. Особым элементом употребления алкоголя славянами было испытание человека «на прочность». Например, казаки Запорожской Сечи в качестве одного из испытаний для желающего стать запорожцем предлагали ему выпить кварту горилки. После этого наблюдали за поведением новичка: станет ли он болтливым, распущенным, потеряет ли над собой контроль, или, наоборот, будет сопротивляться действию алкоголя, не подавать виду, что опьянел, что плохо себя чувствует.

Вообще само по себе испытание человека — его силы, смекалки, ловкости, выносливости — является составной частью почти всех славянских обрядов и праздников. Кулачные бои, стрельба из лука, конные состязания, сложные танцевальные элементы и тому подобное давали возможность

«показать себя», самоутвердиться, самореализоваться. В настоящее время эта потребность, являющаяся особенно важной для молодежи, часто проявляется только в традиционном испытании новичка выпивкой. Такая скудность средств удовлетворения актуальных потребностей свойственна всей нашей жизни. По меткому определению В.Ю. Завьялова, так же, как и в современной архитектуре, где «все ненужное» убрано и где все подчинено чистому функционализму, так и в испытаниях алкоголем видна рука «века прагматизма» и экономичности в области человеческих отношений — «все лишнее убрано», на древнюю обрядность и другие «хлопоты» время не тратится, а в самом алкоголе действительно «концентрируются» символы

древности, рудименты архаичных верований, «непроросшие зерна» традиционной обрядности и ритуалов. Все это настолько полно растворилось в алкоголе, что без специального анализа эти элементы невозможно заметить. Очевидно, что это дело будущего — «выпарить» из алкогольного концентрата (то есть из того, что называют «алкогольными обычаями») растворенные в нем элементы, опознать их, увидеть, как эти элементы связаны с другими традициями, верованиями, символами, обычаями, дать им научную интерпретацию, а затем искать подходящую и эффективную замену алкогольного способа испытания, празднования, увеселения и всего того, что «взвалено» сейчас на спиртные напитки.

Историю нашего общества, во всяком случае, на протяжении 3-4 последнихпоколений, вряд ли можно назвать благополучной, лишённой стрессогенных факторов. Естественно, это не могло не сказаться на психическом состоянии людей. Неуверенность в завтрашнем дне, острые социальные конфликты, необходимость вынужденно менять образ жизни или места жительства являются мощными факторами, толкающими человека к пьянству или употреблению наркотиков. Помимо социальных факторов, влияющих на возникновение влеченияк психотропным веществам, следует отметить экологическую среду обитания человека и особенности его питания. Технизация и химизация промышленного и сельскохозяйственного производства нередко приводит к химическому ирадиационному загрязнению воды, земли и воздуха. Это вызывает постоянное напряжение, активизацию иммунной системы, что, во-первых, неблагоприятно само по себе, поскольку истощает её возможности, а значит, понижает сопротивляемость организма вредным воздействиям. Во-вторых, эти особенности реагирования иммунной системы на экологическую загрязнённость воспринимаются нервной системой как стрессовая ситуация. Может возникать ощущение психического дискомфорта, казалось бы, немотивированного чувства неудовлетворённости, подспудное желание чего-то такого, чего человек не

может определить.

При более высокой экологической загрязнённости, возможно своего рода извращение инстинкта, когда организм стремится к веществам, отравляющим его организм. Недаром наибольшее распространение наркомании и токсикомании наблюдается в крупных промышленных центрах с тяжёлой экологической ситуацией.

ПСИХОКОРРЕКЦИЯ КАК ФОРМА ПРОФИЛАКТИКИ АДДИКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ

_________________________________________________________

1. МЕТОДИКА ВЫЯВЛЕНИЯ ПОДРОСТКОВ «ГРУППЫ

РИСКА» АДДИКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Система диагностики личностной предрасположенности к аддиктивному

поведению основана на следующих параметрах: 1) личностные особенности

подростка; 2) особенности его психического развития (акцентуации,

психопатии, ММД, ДВГ и пр.), на фоне которых формировались личностные

особенности; 3) социальная ситуация развития ребенка (в частности,

наличие и степень влияния алкогольного окружения); 4) генетическая

предрасположенность, базирующаяся на алкогольной наследственности.

Рассмотрим систему выявления и способы оценки этих факторов.

Наличие алкогольного окружения и алкогольной наследственности

устанавливают путем анализа документов, методом беседы с подростком и

путем анализа результатов эксперимента. Наличие психопатий или

акцентуаций характера выявляют аналогично, обязательно включая и данные,

полученные в ответ на запрос в медицинские учреждения соответствующего

профиля. Относительно личностных особенностей подростка можно судить по

результатам экспериментального исследования, сопоставляя их с данными

беседы и наблюдения.

Таким образом, предлагаемый метод выявления личностной

предрасположенности подростков к аддиктивному поведению представляет

собой сочетание клинической и экспериментальной диагностики. Проводить

психологическое обследование должен психолог, имеющий соответствующую

подготовку. Время, затрачиваемое на его проведение, - от одного до

полутора часов. Если подросток в силу своих личностных особенностей не

может вовремя справиться с предлагаемыми ему методиками и становится

очевидно, что он не успеет и за два часа, то лучше прерваться и

продолжить на следующий день или позже (желательно, чтобы этот перерыв не

превышал одной недели).

Проводить обследование лучше всего по месту учебы подростка,

представившись (если в данном учебном заведении нет штатного психолога),

сотрудником Центра профориентации, либо Центра занятости населения. Очень

важно, чтобы обследуемый не знал о истинной цели обследования, поэтому

необходимо помимо него проконсультировать еще несколько человек (такое

обследование может быть включено психологом в программу

профконсультационной работы с подростками).

Метод беседы

Первой задачей психолога в ходе беседы является установление

хорошего контакта с подростком. Для этого необходимо соблюдать ряд

обязательных условий: воздерживаться от оценочных суждений, то есть не

критиковать высказывания подростка, не давать оценок его поведению,

одежде, манере держаться; воздерживаться от пожеланий, советов и других

способов влияния на поведение обследуемого (за исключением предъявления

инструкции к экспериментальным методикам). Практически все вопросы,

интересующие психолога, должны быть заданы в косвенной форме, а не прямо.

Например, вместо того, чтобы спросить: «Ты считаешь хорошим свое ПТУ или

плохим?», надо сказать: «Вот я тут говорил с ребятами, так одни хвалят

ПТУ, а другие наоборот. Мне трудно понять, кто прав. Помоги разобраться».

Вести беседу необходимо в спокойном, доброжелательном тоне, называть

подростка по имени. Психологу надо иметь в запасе информацию на темы,

интересующие подростков, которые следует включать в разговор в тех

случаях, когда испытуемый держится очень скованно, не хочет вступать в

контакт, либо никак не может освоиться в ситуации обследования, проявляет

признаки тревоги и беспокойства. В ходе выполнения заданий по методикам

ни в коем случае нельзя сообщать о его истинных результатах. Допускается

только одобрение, а в случае затруднений в выполнении заданий —

подбадривание. Если подросток настаивает на том, чтобы ему сообщили

оценку выполненного им задания, нужно объяснить, что оценивается

суммарный результат по всем методикам, который ему сообщат на следующий

день.

Вторая задача — выяснение (по возможности) характера и роли

социального окружения. Делается это не только (и не столько) путем

косвенных вопросов, а скорее путем анализа речи обследуемого, особенно

наличия жаргонных слов, речевых оборотов, специального сленга,

распространенного среди алкоголиков или наркоманов. При установлении

хорошего контакта путем косвенных наводящих вопросов обычно удается

узнать его субъективную оценку своего ближайшего социального окружения,

интересы и ценностные ориентации, планы на будущее и отношение к

своему прошлому, оценку своих поступков некоторых личностных качеств и

себя в целом. Однако следует подчеркнуть, что все эти данные имеет смысл

выяснять только в том случае, если с подростком установлен хороший

контакт и обо всем он рассказывает сам, по своему желанию. Ни в коем

случае, не "вытягивать" из него эту информацию. Необходимо учесть, что

сведения, полученные в ходе беседы, могут служить лишь как материал для

сопоставления с результатами, полученными другими методами, а не как

достоверный источник информации.

Третья задача психолога - создание и поддержание

непринужденного свободного тона общения во время обследования. Беседа не

должна занимать какого-то определенного места в последовательности

предъявления методик, напротив, разговор с обследуемым должен носить

связующий характер, как бы заполняя паузы между выполнением заданий. Под

росток должен быть уверен, что основная цель его пребывания здесь -

выполнение заданий, а беседа ведется просто так, из естественной

потребности людей в общении. Именно поэтому мы и не оговариваем

конкретных вопросов и тем более последовательность их предъявления. По

этой же причине нельзя сказать и о количестве времени, затрачиваемом на

беседу: вначале можно уделить 3-5 минут для знакомства с подростком и

установления контакта с ним, далее ее нужно строить в зависимости от

конкретной ситуации и в соответствии с требованиями, оговоренными выше.

Метод наблюдения

Результаты применения метода наблюдения также следует

использовать для сопоставления с другими данными. Анализ внешнего вида

подростка позволяет сделать предположения о наличии алкогольной

интоксикации в пренатальном периоде (специфические черты лица, отражающие

алкогольный синдром плода); о возможном злоупотреблении алкоголем или

другими психотропными веществами в настоящее время (особенности цвета

лица, кожных покровов, слизистых оболочек и т. д.); о связи с

асоциальными группировками, что проявляется в татуировках (в преступном

мире и наркоманических группах они имеют свои значения), специфических

деталях и внешности (например, определенная прическа означает

принадлежность к определенной группировке); о благополучии семейной

атмосферы (грязный, неряшливый вид или ухоженный); о материальной

обеспеченности семьи.

В ходе наблюдения надо обязательно фиксировать эмоциональное

отношение подростка к ситуации обследования — интерес или равнодушие,

тревогу или уверенность, скованность или непринужденность и т. п.;

наличие невротических явлений — навязчивые движения, нервный тик,

заикание и т. п. Необходимо также отмечать динамику психического

состояния подростка, смену его настроения, обращая внимание на темы,

вызывающие эмоциональный отклик. Следует проанализировать жесты

подростка, его манеру держаться. Специфические задачи применения метода

наблюдения в ходе выполнения испытуемым экспериментальных заданий будут

оговорены ниже (конкретно по каждой методике).

Важное значение имеет обстановка, в которой проходит

обследование. Это должна быть отдельная комната, куда никто не мог бы

войти. Разумеется, что все обследование проводится только индивидуально,

в | комнате могут находиться только психолог и подросток. Если это

происходит в школе, то желательно найти комнату, где не мешал бы шум из

коридора. Не следует также сажать подростка лицом к окну, где в поле

его зрения в любой момент могут попасть отвлекающие его внимание

объекты.

Порядок предъявления экспериментальных методик определен таким

образом, чтобы создать оптимальные условия для работы подростка. Поэтому

надо начинать с методик, в наименьшей степени затрагивающих «я»-концепцию

испытуемого, а затем переходить к более личностно значимым.

После анализа своих впечатлений от наблюдения и беседы,

позволяющих составить первичное представление о наличии алкогольной

наследственности и социальной ситуации развития подростка, психолог может

приступить непосредственно к анализу результатов выполнения заданий.

Порядок предъявления

экспериментальных методик

Первое экспериментальное задание — один из рисуночных тестов

— методика "Несуществующее животное".

Этот метод основан на теории психомоторной связи. Всякое

представление (мысль, образ), возникающее в психике, заканчивается

движением. Если реальное движение по какой-либо причине не

осуществляется, то в соответствующей группе мышц суммируется

определенное напряжение энергии, необходимое для ответного действия. Так,

например, образы и мысли (представления), порождающие страх, вызывают

напряжение в группах ножной мускулатуры и мышцах рук, поскольку это было

бы необходимо в случае бегства или защиты. Движение, в свою очередь,

имеет направление в пространстве: удаление, приближение, наклон, подъем

и т. д. При выполнении рисунка лист бумаги представляет собой модель

пространства, поэтому, кроме состояния мышц, фиксирует отношение к

пространству, то есть возникшую тенденцию. Таким образом, тест

«Несуществующее животное» относится к проективным и представляет собой

разновидность миокинетических методов.

Для проведения эксперимента необходим белый или слегка кремовый

стандартный лист бумаги (не глянцевый) и простой карандаш средней

мягкости круглого сечения. Лист бумаги следует расположить вертикально

перед обследуемым. Затем, объяснив, что вы хотите проверить его

творческие способности, компонентом которых является умение

фантазировать и оригинально мыслить, психолог произносит инструкцию:

«Придумайте и нарисуйте несуществующее животное или любое другое

существо, которого нет в природе. Не стоит рисовать сказочных персонажей,

которые уже известны — Змея-Горыныча, Кощея Бессмертного, Чебурашку и т.

п. Придумайте нечто совершенно новое, свое».

Если обследуемый не хочет рисовать, ссылаясь на свои плохие

способности к художественному творчеству, нужно пояснить, что умение

рисовать не имеет значения. Он может изобразить любые сочетания линий,

ведь все равно он рисует то, чего нет в действительности, поэтому рисунок

не может быть плох или хорош, его просто не с чем сравнить в реальности.

По окончании рисования нужно уточнить назначение непонятных

деталей рисунка, если таковые имеются, и попросить придумать имя

изображенному существу, после чего задать ряд вопросов, касающихся образа

жизни этого существа:

1) Чем питается животное?

2) Живет ли оно в стаде, семьей, в одиночку?

3) Как ведет себя в случае опасности, если кто-то на него

нападает?

4) Кого оно боится, кто его враги?

5) Кто его друзья?

Следует обратить внимание на такие показатели:

1) наличие в рисунке элементов татуировок, распространенных

среди наркоманов, либо изображений шприца, иглы, маковых головок и т.

п.;

2) отсутствие на рисунке опорных частей (лап, ног, постамента и

т. п.), либо отсутствие линий, соединяющих их с телом;

3) «вмонтированные» в живую ткань существа предметы (например,

электрическая лампочка вместо носа, антенна, «растущая» из головы, два

шприца вместо ног и т. п.);

4) наличие алкогольно-наркотической тематики в ответах на вопросы

либо в названии животного (например: «живет в конопле», «питается

таблетками»; имя — «планокур», «макоед» и т. п.).

Второе экспериментальное задание. Предъявляется мотивационный

тест Хекхаузена, состоящий из 6 картинок, на которых изображены

производственные или учебные ситуации. Испытуемому выдается по одной

картинке (в порядке их нумерации). Каждая следующая картинка

предъявляется после того, как составлен рассказ по предыдущей. Ответы

испытуемого могут быть не только письменными, но и в устной форме. Ответы

в письменной форме дают больше информации об уровне интеллекта,

грамотности, учебных навыках обследуемого, однако если тот с неохотой

относится к выполнению теста, можно предложить ему отвечать в устной

форме. В этом случае обследующий сам конспективно записывает рассказ,

составленный испытуемым, отмечая, прежде всего, те моменты, которые

будут оцениваться при анализе результатов.

В ходе составления испытуемым рассказа не следует ему задавать

наводящие вопросы. Можно только напомнить пункты плана рассказа. При этом

третий пункт плана («Что думает, что чувствует каждый изображенный на

картинке человек, чего он хочет?») надо напоминать только до выполнения

третьей картинки. Если после третьей картинки испытуемый все равно

забывает ответить на этот пункт, то это свидетельствует о низком уровне

способности к самоанализу, нежелании давать себе отчет в своих действиях,

задумываться над своими поступками.

Третье экспериментальное задание. Предъявляется тест фрустрации

Розенцвейга. Инструкция и обработка проводится в соответствии с

общепринятой, изложенной в литературе.

Четвертое экспериментальное задание. Предъявляется опросник

Леонгарда-Шмишека, выявляющий типы психопатий и акцентуаций характера.

Пятое экспериментальное задание. Предлагается методика ТАТ в

модификации Л.Н. Собчик (рисуночный вариант).

Шестое экспериментальное задание. Проводится в виде

стандартизованной беседы, разработанной в соответствии с методикой

«Жизненный путь личности.

Как правило, уже к пятому экспериментальному заданию (а тем более

к шестому) между психологом и обследуемым устанавливается хороший

контакт, поэтому подросток сам «выходит» на темы, которые для него

личностно значимы. Так, например, он рассказывает о сложностях во

взаимоотношениях с родителями (друзьями, одноклассниками), о различных

событиях, сыгравших роль в его жизни, в том числе и об употреблении

алкоголя, наркотиков («...Вот здесь было плохое событие — попал в

милицию. Мы в подвале сидели, в карты играли, потом выпили, «косячок» по

кругу пустили — кайф! А тут милиция...»).

Седьмое экспериментальное задание. Предъявляется методика «Тест

20 утверждений на самоотношение.

Восьмое экспериментальное задание. Предлагается модифицированная

нами методика Хоппе - Серебряковой «Решение задач на сообразительность

различной степени сложности».

Применение метода диагностики позволяет своевременно выявлять

подростков "группы риска" и целенаправленно осуществлять коррекцию

личностных особенностей подростков, склонных к аддиктивному поведению.

2. ПСИХОКОРРЕКЦИОННАЯ РАБОТА

С ПОДРОСТКАМИ «ГРУППЫ РИСКА»

К подростковому возрасту, по мере завершения процесса

формирования самосознания, дезадаптивные формы поведения детей «группы

риска» проявляются все более явно. Те дети, у которых в младшем школьном

возрасте отмечался синдром детской гиперактивности, когнитивный дефицит,

задержки психического развития и другие отклонения, по мере взросления

чаще всего становятся делинквентными подростками с аддиктивным

поведением. Те дети из алкогольных семей, которые в младшем школьном

возрасте развивались без особенностей, становясь подростками, тоже

нередко обнаруживают психопатоподобные черты характера и другие признаки

социально дезадаптивного поведения.

Психокоррекционная работа с детьми «группы риска» в

подростковом возрасте имеет свою специфику. Если для детей от 5 до 10 лет

основные цели психокоррекции - смягчение невротических реакции и

синдрома детской гиперактивности, преодоление когнитивного дефицита,

устранение чувства вины и стыда, повышение самооценки, развитие

самоуважения, то для подростков они определяются развитием факторов

защиты от аддиктивного поведения. Факторами защиты от злоупотребления

психотропными вещества являются:

— ощущение себя субъектом своей жизнедеятельности, интернальный

локус контроля;

— позитивная концепция «я»-образа, самоприятие, самоуважение,

отсутствие комплекса неполноценности;

— ориентация на достижение (достигающая мотивация);

— адекватные навыки коммуникации;

— наличие среди ближайшего окружения людей, которые могут

оказать психологическую поддержку;

—- отсутствие алкогольной (наркоманической) социальной

микросреды;

— информация о причинах, признаках и сути химической

зависимости, наличие знаний об алкоголизме как о семейной болезни.

Приведенные факторы могут стать реально действующими при условии

систематической работы с подростками «группы риска».

Зарубежный опыт

За рубежом накоплен значительный опыт помощи детям всех

возрастов, которые воспитываются в семьях, отягощенных алкогольной

зависимостью. Так, например, в США имеется множество психокоррекционных

программ, рассчитанных на 8—12 недель (1 занятие в неделю). Есть

специальные летние и зимние лагеря отдыха для детей из семей алкоголиков,

группы поддержки, где им помогают научиться конструктивно решать свои

проблемы, восстановить «мостик доверия» к взрослым, удовлетворить

потребность во внимании, теплых эмоциональных взаимоотношениях.

Психокоррекционную работу с детьми из алкогольных семей

осуществляют профессионалы. Имеются специальные учреждения, в которых

готовят таких специалистов (Ратгеровский университет в штате Нью-Джерси,

Летняя школа по проблемам алкоголизма и др.).

В США с 1982 года существует специальный фонд «Дети алкоголиков»,

который обращает внимание общественности и правительства на данную

проблему, способствует проведению научных исследований и подготовке

специалистов, выпускает различную популярную и научную литературу.

Начиная с 1957 года функционируют группы самопомощи «Ал-Атин».

Эти группы объединяют только подростков, так как они чувствуют себя

комфортнее, когда собираются вместе с ровесниками. Первые группы «Ал-

Атин» начали формироваться в Калифорнии. Сейчас в мире насчитывается

более 3500 таких групп.

«Ал-Атин» — это часть группы «Ал-Анон», которая в свою очередь

является частью движения АА (анонимные алкоголики)1. Здесь та же

философия, те же традиции, такие же формы проведения собраний-встреч.

Инициатором создания группы «Ал-Атин» может быть заинтересованный член

АА, либо школьный психолог-консультант, социальный работник, священник,

если он знаком с проблемой.

В ходе занятий подростки усваивают содержание 12 шагов и 12

традиций, построенных по аналогии с программой АА. Кроме этого они в

доверительной манере обсуждают свои специфические проблемы. Например,

темы для обсуждения могут быть следующими: «Как твоя домашняя ситуация

влияет на учебу?», «Разрешаешь ли ты своим друзьям высмеивать твоих

родителей?», «Пробовал ли ты спиртные напитки? Сможешь ли ты распознать

у себя признаки алкоголизма?», «Можешь ли ты быть счастливым в своем

доме, используя все, чему научился в «Ал-Атине», даже если твой родитель

продолжает пить?» и т. п.

Длительность пребывания подростка в «Ал-Атине» (количество

встреч) не регламентировано; любой подросток из семьи алкоголиков может

бесплатно и анонимно посещать собрания группы столько, сколько он

считает нужным. Такая организация деятельности групп «Ал-Атин» позволяет

решить проблемы идентификации, то есть выявления подростков из

алкогольных семей. Поскольку с алкоголизмом в общественном сознании

сочетается отрицательная стигматизация (то есть печать порока, позорное

клеймо), то самоидентификация возможна только при условии гарантии полной

анонимности, что и соблюдается в «Ал-Атине».

Не менее серьезно относятся в США и к проблемам взрослых, имеющих

детский опыт жизни в алкогольной семье. Взрослые дети алкоголиков, даже

если они смогли социально адаптироваться, испытывают серьезные личностные

проблемы.

Психокоррекция для подростков

«группы риска»

Учитывая наши культурологические традиции и особенности

менталитета, группы самопомощи для взрослых детей алкоголиков или для

подростков вряд ли возникнут у нас в обозримом будущем. Поэтому

обратимся к рассмотрению более реальной перспективы: профессиональной

психокоррекционной работе с подростками «группы риска» аддиктивного

поведения.

Приступая к работе, психолог всегда должен помнить, что главное в

отношениях с подростком — это взаимное уважение и доверие. То, что он

говорит, должно оставаться тайной. Его проблемы могут быть обсуждены с

родителями и педагогами только по просьбе и с согласия самого подростка.

Утрата доверия, разглашение тайны, пусть невольное, может стать большой

психологической травмой и привести к непредсказуемым последствиям.

При выявлении общепсихологических особенностей подростка нужно

обратить внимание на наличие акцентуации характера, систему самооценок и

взаимооценок, мотивационную структуру личности. Обязательно исследование

процессов мышления. В случае обнаружения искажений процессов мышления

психологическая коррекция недопустима, необходима консультация психиатра.